Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
16 апреля 2012

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
не история, а так, зарисовка.
Тель-Авив. парк.
по дорожке парка движется молодая парочка с симпатичным пекинесом - коротенькие лапки - в разноцветной жилетке, быстро так движутся, спортом занимаются, девушка - на велосипеде, парень - на роликах, и только пекинес - на своих четырех..
На случайном фуршете разговорился с симпатичной незнакомкой, блондинкой немного за 30. Выяснили, что живём в соседних домах. Стали гадать, как это мы раньше не встречались. "Погодите" - говорит - "а куда же вы за продуктами-то ходите?" Я отвечаю - конечно, к Захарычу. Но уже редко, Захарыч меня заколебал. А она спрашивает - "какой такой Захарыч?" Тут я засомневался, что она из соседнего дома. Захарыч - это местный топоним такой, всем соседям известный. Единственный продуктовый магазин на ближайшую округу. На самом деле он называется "У Захарова", но Захарыч конечно колоритнее. После моего пояснения блондинка магазин вспомнила и поинтересовалась: "А чем же Захарыч вас так заколебал?" Отвечаю - "не вздумайте туда ходить, дурдом. На две крошечные комнатки четыре отдела, в каждом отдельная продавщица. Одна обслуживает, три спят, даже если очередь как в Мавзолей. И еще манера такая - вечно парами покурить сваливают, чтобы зря не стоять, пока народ накопится. А нужны все четверо, даже если обычных продуктов захочешь купить рублей на 300 - товар так между отделами разбросан, чтобы никто без работы не остался. В общем, рекламная акция "найди всех 4-х продавцов и получишь приз! В качестве приза обхамят по полной. В общем, если соскучилась по последнему островку социализма - обязательно зайди!"

"Надо же" - говорит она - "я всегда захожу в одно и то же время, все продавцы на месте. Вежливые такие, улыбаются. И продукты, мне нужные, все в одном отделе. Только вот выручка стала падать. У дуры девки - поубиваю нафиг. Захарова я..."
"ПОРОСЁНОК В ВАННЕ"
Рассказывают, в 1933 году театр Сергея Образцова поставил кукольный спектакль по пьесе Евгения Сперанского "Поросёнок Ваня". По недосмотру администрации вместо этого названия на премьерной афише появилось другое - "Поросёнок в ванне". А поскольку в ту пору легче было переделать пьесу и название, чем заказать новую афишу, то Сперанский дописал новый эпизод, а Образцов вставил его в спектакль.
Я помощник регионального депутата, наша приемная состоит из небольшого предбанника и собственно приемной, довольно большой комнаты, где стоят столы, мой и моей помощницы, Юлии.
А еще над нами какие-то сомнительные брокеры офис снимают. У меня складывается впечатление, что этим гражданам торговля на бирже «на сухую» (трезвыми) представляется бессмысленной. Квинтэссенцией каждого торгового дня является дикая ночная оргия с музыкой, битой посудой и девками. Празднуют столь самозабвенно, что на следующий день приезжают к одиннадцати и часто бегают в туалет пить живую воду из-под крана. Свое новоселье в нашем здании они отпраздновали уничтожением в туалете раковиной двух унитазов. Именно так, опечатки нет. Оторвали раковину и ею сокрушили два унитаза. После чего сочли свои дела в корпоративном туалете законченными и отправились допивать в офис. В итоге на два дня женский туалет стал общим. Такого единства противоположностей не припомнят местные старожилы. Брокеры ездят на черных тонированных крузаках и носят под мышкой пистолеты. Охрана их боится и прячется при первых звуках надвигающегося погрома. Вот интересно, что случится раньше: брокеры перебьют друг друга, или не выдержит здание? Ставки принимаются.
Впрочем, к делу. Накопились у меня старые кодексы. Наши законодатели не дают скучать и, руководствуясь принципом «нет предела совершенству», вносят поправки в законодательство с такой скоростью, что для промежуточных редакций не успевает сложиться правоприменительная практика. В связи с этим при покупке всяких кодексов на бумажном носителе приходится смотреть в том числе дату, в которую издание было подписано в печать. В силу оных обстоятельств, кодексов в уже неактуальных редакциях собрался вагон и маленькая тележка. Ненужный хлам пришлось урнировать старым проверенным способом- выложить на посетительский столик в предбаннике нашей многострадальной приемной. Граждане не дают там залеживаться любым материальным ценностям. Приезжаю в контору часам к десяти, смотрю, на входе какая-то бабка с двумя дерюжными мешками препирается с охранником. Он ее не хочет пускать в здание, а она ему втирает про необходимость куда-то позвонить. И, о чудо, называет номер нашего кабинета. Юльчег уже на месте, хатка открыта. Потому не тороплюсь и в холле первого этажа занимаю наблюдательную позицию. Бабкина экспрессия подавила охранника, морально и физически. Бастион пал и она действительно ломанулась в сторону приемной. С моего поста видна часть предбанника, продолжаю наблюдение. Старуха вламывается в предбанник, окидывает помещение хищным взглядом и начинает динамично набивать свои мешки моими кодексами!
При этом периодически вынимает из мешка побитую жизнью пластиковую «полторашку», отхлебывает из нее какой-то жидкости и продолжает свое дело. Книжек много, мешки набиты под завязку. Бабка окидывает добычу критическим взглядом и волочет мешки к охраннику. Ставит их перед ним и наказывает сторожить, пока она не вернется («а то ходют всякие тут, оглянуться не успеешь, как сопрут уже! Ты мне смотри тут!»)!
После чего отправляется снова в приемную! Слышу, начинает что-то бубнить Юльке, Юлька ей отвечает. Во мне боролись чувство ответственности и малодушное желание свалить открытым к отступлению путем. Но ответственность взяла верх и я потащился в свое депутатское логово, предчувствуя долгий и неконструктивный диалог с избирательницей.
Когда я вошел в помещение, бабка практически залезла к Юльке на стол и размахивая руками вещала уже на повышенных тонах. Суть экспрессивного монолога заключалась в том, что у старухи грыжа и депутат должен оказать финансовую помощь на проведение жизненно необходимой операции. Пришлось поздороваться и попросить посетительницу слезть со стола. Сообщить ей, что операции по грыжесечению входят в набор ОМС и выполняются бесплатно любому гражданину Российской Федерации. А судя по тому, как гражданка упаковывала в мешки литературу, а потом мешки эти, килограмм 30, лихо тащила через весь этаж, встреча с милицией для нее представляется гораздо более вероятной перспективой, чем попадание в больницу.
Такого поворота событий бабка явно не ожидала и с моим словами натурально со стола сползла и села на пол. Затем, что-то обдумав, бодро вскочила, зыркнула на меня и засеменила к выходу.
Мы с Юлькой весело смеялись, а из коридора раздался звук падающего предмета. Выскочив наружу, мы обнаружили, что убегавшая бабка столкнулась с двигающимся в сторону живительного туалетного родника брокером. Брокерский взгляд свидетельствовал о полном отсутствии многозадачности, нечеловеческом душевном и телесном страдании, и полной нетипичности сложившейся для пациента ситуации. Скульптурную композицию завершала перевернутая лавка.
Первой оправилась бабка. Она повторно проворно вскочила на ноги, пнула одной ногой брокера, отпихнула другой ногой скамейку, схватила мешки и вырвалась на вольный ветер.
Брокер сидел на полу и пялился полными безумия глазами на лежащую перед ним скамейку. Охранник традиционно спрятался в свою будку. Мы с Юлькой уже рыдали.
С внучкой сидим на скамейке… Рядом пара голубей-сизарей воркует, голубь возле голубки перья топорщит… Добился своего. Голубка присела. Голубь потоптал её – сделал своё дело. И вроде как не было у них ничего, забыли они друг про друга… Тут другой голубь с крыши к голубке слетел и около неё устроил свой хоровод… А первому голубю как будто было на всё наплевать, продолжал он неподалёку кормёжку себе искать. Но когда голубка перед вторым голубем вновь присела – я не выдержал и разогнал их брошенным камнем… Не мог я на глазах внучки допустить такого блядства.
Работаю в одной пивной компании в отделе поставок. В прошлом году нам поменяли председателя совета директоров, их нанимают из головного офиса из Дании на контракт на 4 года, так вот контракт нашего директора истек, и ему нужно было возвращаться в Европу из Канады. Прожил он тут почти 5 лет, контора солидная, соответственно хозяйство нажил. Одним из таких атрибутов хозяйства была машина - БМВ 2008 года, 335 модель, кабриолет с жесткой крышей - короче, весьма солидный аппарат, весь нафаршированный дополнительными опциями, спортивной резиной и дисками. А теперь немного о самом директоре - швед по происхождению, это такой пухленький интеллигентик, лет около 45, метр семьдесят рост, двое детей, жена, руки его молотка в жизни не держали (хотя, как мне сказали, он у себя в Швеции в морфлоте служил), очочки, ни разу при мне вообще голос не повышавший, да и вообще сложно представить его ругающимся, и ни разу слова неприличного от него не слышал.
Так вот, подходит он ко мне за месяц до отъезда за моря и говорит, что надо бы ему машинку эту - БМВ - контейнером к нему Швецию переслать, на родину, дескать там б/у-шные машины БМВ "пустые" по комплектации и черти сколько при этом денег стоят, а его машинка - вот она, вся из себя классная, да и головной офис в Европе переезд оплачивает. Вопросов нет - мало ли я, что ли, машин из Канады наотправлял в свое время. Связался с одной конторой, через которую я раньше машины в Россию отправлял, а они в кризисные времена офис в Торонто прикрыли - где я нахожусь, только в Монреале остался. Я им говорю - как же моему боссу, пусть уже и почти бывшему, машину в контейнер погрузить - не поедет же он на своей машине в Монреаль на погрузку, хоть он и не против был. Они говорят - фигня вопрос, вот у нас тут агентик есть в Торонто, к ним машину пригоните, они все погрузят в лучшем виде в контейнер, и наше вам с кисточкой. Я и рад. Босс машину отогнал, на следующий день в командировку в Европу улетел на неделю, а мне все нетерпелось подробности узнать, все ли прошло нормально. Как ж*пой чувствовал. Прилетает он через неделю, я его в охапку, как, говорю, все прошло. Я на тот момент в конторе этой всего несколько месяцев проработал, так что не хотелось карьеру тут с увольнения начинать, потому и волновался. Далее со слов бывшего босса.
Поехал я по адресу, который ты мне дал, машину свою отвозить. Еду, осматриваюсь, а райончик тот еще - индустриальная зона, какие-то задворки, а я на чистенькой почти новенькой БМВ, да еще и такой красавице. Подъезжаю по адресу, стучу в дверь. После второго или третьего стука дверь распахивается и на пороге... БАЙКЕР! Здоровый такой мужик, весь в наколках, в кожане, с бородой по грудь, темных очках как в лучших американских боевиках, как будто его вчера из тюрьмы выпустили.
- Че надо? - спрашивает.
- Эээ... Да я тут это, машину вот, на отгрузку пригнал...
- Давай ключи.
- Эээ... На...
- Еще что-нибудь?
- Ну мне бы это... бумажку, акт получения какой-нибудь.

Этот байкер молча достает из своих засаленных штанов какой-то кусок бумажки и пишет на нем дословно: "Получил БМВ", сует мне эту бумажку и со словами - свободен - скрывается в помещении. Я в ступоре - ну что делать, мысленно попрощался со своей машинкой, выхожу обратно на дорогу, иду вдоль нее в направлении, откуда за мной приехать должны, забрать, пишу по блэкберри имейл, и тут слышу сзади визг резины, поворачиваюсь на звук и вижу, вдалеке такая серебрестиая точка вылетает из парковки, раздается опять визг резины и эта точка скрывается за поворотом. И тут до меня доходит, что это моя машина, а в ней тот самый байкер... Я, говорит, второй раз мысленно попрощался со своей машиной, все равно уже ничего не сделаешь...

Напоминаю, 335-ая БМВ, купе, 3,5 литра мотор, 350 или сколько там лошадиных сил - почти столько же, сколько и на большегрузных тягачах, ненамного отстает...
Я (уже я) в шоке от такого рассказа, мысленно уже прикидываю, где новую работу искать буду, со словами - чего ж вы мне сразу не сказали - начинаю названивать в ту контору в Монреаль и орать на них, чтобы быстро прислали фотки погрузки машины в контейнер, и вообще, какого хрена у них мафиозные личности работают в агентах... В этот же день прислали фотки "ласточки", бережно загружаемой в контейнер, хотя для меня до сих пор остается непонятным, каким образом этот хренов верзила вылез из машины, после того как загнал ее в контейнер, потому как она заходит в него почти впритирку по бокам... Через крышу открывающуюся, что ли...
А через месяц пришел имейл от уже уехавшего босса, что машину получил в лучшем виде, ни царапины, все на месте, а бумажку ту - "акт получения" - он в рамочку застеклил и у себя сохранил - на память о переезде... Ну а мне работу менять не пришлось, и слава Б-гу.
вчера по евроньюсу. Лондонская автозаправка. Реальная табличка с объявлением : Сорри... `Извините, топлива нет. Но работают магазин и туалет. Добро пожаловать.`
Отдыхали прошлым летом на Азовском море двумя семьями. В день приезда (до поздней ночи) мы с другом накачивались алкоголем, вернее сперва снимали дорожный стресс, как только машины на стоянку приткнули... Ну а потом, когда жены с детьми спать улеглись, уже и накачивались. И так здОрово у нас это получалось! В общем, утром протерли зенки, в голове - бедлам, а жены на предложение похмелиться - ни в коем разе до обеда и т.д.
А ну и ладно... Пошли на пляж, водичка бодрит, красота! Но бошки-то болят!
- "Пошли, дружбан поплаваем как следует за буйки, подольше, может полегчает" говорю я подмигивая. Заплыли, я другу предлагаю сменить курс на соседний пляж, тот не понимает зачем, какой смысл? А смысл был! Как известно в плавках, кроме резиночки есть шнурок-завязочка и к ней я примотал презерватив, в котором деньги! На соседнем пляже было что-то типа кафе... Сперва - по пивку, потом - по-крепче, в итоге после нескольких заплывов мы стали в "хорошем" состоянии. А жены не поймут, где два почти голых и с пустыми руками мужика смогли дойти "до кондиции". Ситуация разрешилась только на 8 марта, когда мы в той же компании признались. Долго ржали, а потом моя благоверная пообещала, что если я не за рулем даже в туалет одного не отпустит.
В марте смотался в Париж. Просто так - погреться и пошляться по музеям. И надо же - решил почитать путеводитель. Перевод с французского. Пересказываю бизко к тексту "К маршалу Петэну у французов двойственное отношение. В 1940 году он не стал оборонять Париж от гитлеровцев, объявив его открытым городом. Тем самым он спас Париж от разрушения и сохранил жизни сотням тысяч французов"...

Прогулка по Парижу не задалась. На фоне парижских красот мне мерещилось то мурло оного маршала, то Ковентри, то Варшава, Ленинград, Сталинград, Дрезден и Берлин... Два двоюродных деда, пропавших без вести, и еще один - свихнувшийся после Севастополя, плена и концлагерей. Семья моей жены, вырезанная почти целиком немцами в оккупированной Полтаве... И сотни тысяч людей, непонятно с какого перепугу заплатившие своими жизнями за нежелание французов портить Эйфелеву башню во имя собственной свободы...
Крестный ход

В далекие приснопамятные времена, когда попы ещё работали на совесть, а не на прибыль, все очень любили ходить смотреть на крестный ход. Особенно молодежь. Это было такое развлечение, неформальное молодежное культурно-массовое мероприятие. Мероприятие это партией и правительством не особо поощрялось, а даже наоборот, порицалось. И если в обычные дни церковь была отделена от государства просто забором, то на крестный ход она огораживалась ещё и усиленными патрулями милиции. Милиция, с одной стороны, охраняла верующих от посягательства пьяных дебоширов, а с другой - оберегала слабые души нетрезвых чаще всего атеистов от соблазна падения в пучину мракобесия и православия (что с точки зрения партии и правительства было в принципе одно и то же).

Шел нескучный восемдесят шестой, погоды стояли отличные, мы отработали вторую смену, выкатились за проходную, и Саня сказал.
- Пацаны! А айда на крестный ход!?

Саня был товарищ авторитетный.
Кроме того, что в свои неполные тридцать он был наставником, рационализатором, и секретарем комсомольской организации цеха, он был ещё жутким прощелыгой. Я уже рассказывал, как он вынес с завода для личных нужд несколько упаковок керамической плитки на глазах у ВОХРы? Нет? Ну, в двух словах.

В бытовой зоне цеха, там где раздевалки и душевые, администрация решила сделать ремонт. Завезли материалы, потом ремонт перенесли на лето, а упаковки плитки, предназначенной для облицовки туалетных комнат, так и остались лежать в углу раздевалки. Никто не парился за сохранность. Система безопасности номерного предприятия была такой, что без присмотра можно было оставить не то что плитку, золотые слитки. О том, что бы вынести за территорию хоть коробку нечего было и думать. Так они и пылилась в углу, притягивая нескромные взоры любителей дефицитной керамики. Как говорится, близок локоток, да не укусишь.

Однако Саня носил звание рационализатора не за красивые глаза. Кроме кучи авторских свидетельств он имел самое главное, - светлую голову.
Он быстро смекнул, что если вынести упаковку не представляется возможным, то вынести пару плиток особого труда не составит.
Так он и поступил.
И в течение нескольких месяцев каждый день выносил с территории завода по две плитки.
В маленькой аккуратной сумочке для документов, нелестно именуемой в народе "пидерка", а десять лет спустя получившей вторую жизнь и невероятну популярность под названием "барсетка".
Так вот. В конце каждой смены Саня брал две плитки, вкладывал их между страниц свежей "Комсомолки", "Комсомолку" клал в барсетку, барсетку вешал на руку, и весело помахивая ею, как ни в чем ни бывало шагал на проходную.
Расчет был безупречен. ВОХРа могла проверить сумку, обшмонать карманы, и даже отвести в комнату охраны для личного досмотра. Но заглядывать в примелькавшийся всем и каждому "кошелёк на верёвочке"? Да к тому же болтающийся на запястье человека, чей портрет с незапамятных времён украшал заводскую доску почета? Да никому такое и в голову прийти не могло.
Тем более что Саня при каждом удобном случае старался продемонстрировать содержимое. Он на ходу расстегивал сумочку, раскрывал её сколько позволяла молния, предъявлял охраннику, и весело говорил.
- Всё своё ношу с собой! А чужога - не ношу!
- Да ну тебя! - лениво отмахивалась охрана, отводя глаза от этого весьма в те годы непопулярного мужского акессуара с непристойным названием.

Охранник охраннику рознь. Есть нормальные. А есть такие, которых тихо ненавидит и побаивается весь завод. Подозрительные и въедливые, не признающие авторитетов, они готовые ошмонать с ног до головы любого, от уборщицы до директора. Был такой и у нас. Саня его не то что бы побаивался, но опасался. Пока не нашел решение и этой проблемы.
Мы шли мимо, Саня как обычно хотел показать содержимое своей барсетки, когда тот недовольно буркнул "Что ты тычешь в меня своим портсигаром?"
Саня остановился, с недоумением поглядел на вохру, и наливаясь праведным гневом выплюнул ему в лицо к удовольствию скопившегося у табельной работного люда.
- Я тычу?! Я не тычу, понял?! Я предъявляю к осмотру! Так написано в Правилах! Правила висят вон там и там! А если вы забыли, так идите и читайте! Мало ли, что у меня в сумочке ничего нет! Я наставник, и должен подавать пример. А какой пример подаёте вы? Глядя на ваше наплевательское отношение к своим обязанностям вот он к примеру (тут Саня неожиданно ткнул в меня обличительным пальцем) завтра возьмёт, и сунет в карман сверло или плашку. И вы его поймаете за руку! И испортите человеку жизнь! А по сути кто виноват? Да вы и виноваты! Своим поведением провоцируя его на преступление!
Через несколько дней в заводской многотиражке вышла большая статья, в которой Саня был представлен отчаянным борцом за сохранность социалистической собственности, а ненавистная ВОХРа - формалистами и бездельниками, мимо которых готовые "изделия" можно носить вагонами, а за ржавый шуруп сесть в тюрьму. После этого въедливый охранник перестал Саню замечать совсем. Принципиально. Демонстративно поворачиваясь при его появлении спиной.

От безнаказанности Саня борзел, но удивительно, ему всё сходило с рук.
Однажды мы шли со смены, и он традиционно ткнул открытой барсеткой в нос охраннику, когда тот неожиданно сказал.
- Сань, оставил бы газетку почитать!
И добавил.
- Там сегодня говорят статья про наш завод.
У меня ёкнуло под ложечкой.
Саня же ни секунды не мешкая озабоченно нахмурился, посмотрел на охранника, и сказал.
- Не вопрос! Политинформацию завтра в бригаде тоже ты будешь проводить?
- Ну, извини! - буркнул тот, и смутился. Откуда вохре было знать, что никаких политинформаций в цеху отродясь не бывало?
"Ну, артист!" - подумал я и мысленно перекрестился. А Саня сделав пару шагов вернулся, вытащил газету, и протянул охраннику.
- На! А то будешь потом говорить - Сашка жлоб, газету пожалел.
- Не-не-не! - замахал рукой тот.
- Бери-бери! - широко улыбаясь, сказал Саня, - Я в обед ещё всю прочитал. Статья и правда интересная.
И всучив охраннику газету, взял открытую барсетку за дно и потряс у него перед носом. Демонстрируя что там больше ничего нет.
"Фокусник, блять!" - подумал я зло и восхищенно. Зная, что у самого никогда так не получится. Не хватит ни наглости, ни смелости, ни выдержки. Ни удачи. Ни ума.
Вот такой был этот Саня, наставник, комсорг, и пройдоха каких свет не видывал.

Рабочая суббота выпала на канун Пасхи. У кого был день рожденья, я уже не помню. Дни рожденья в бригаде, как бы они ни случались, всегда отмечались в последний день вечерней недели. Тихо, спокойно, начальства нет, завтра выходной. За час до конца смены гасили станки, прибирались, и садились где нибудь в тихом укромном уголке. Так было и тот раз. Посидели, выпили, закусили крашеными яйцами, собрались, и ровно по звонку были у табельной. Потом вышли за ворота проходной, где в ряд стояли разгонные "Икарусы", и Саня неожиданно сказал.
- Пацаны! А айда на крестный ход!?

Если б мы знали, чем всё это закончится, и сами б не поехали, и Саню отговорили. Но в тот момент нам это показалось весьма оригинальным продолжением пасхального вечера.
Менты нас приняли практически сразу. Может быть у них был план. Может просто восемьдесят шестой, разгар лютой борьбы за трезвость. В машине, когда мы подавленно молчали, понимая, чем может быть чревата наша ночная прогулка, Саня неожиданно сказал.
- Пацаны. Валите всё на меня.
Это было странно и неправильно. С нас, простых токарей, кроме оков и тринадцатой зарплаты взять было в принципе нечего. Другое дело Саня.
Но поговорить нам особо не дали. В результате в объяснительной каждый написал какую-то чушь, и только Саня изложил всё с чувством, с толком, с расстановкой. Он написал, что после окончания смены вся бригада по его инициативе направилась к церкви для проведения разъяснительной работы среди молодежи о тлетворном влиянии религиозной пропаганды на неокрепшие умы.
Однако в этот раз удача от него отвернулась. Все отделались лёгким испугом, а ему прилетело по полной.
Сняли с доски почета, отобрали наставничество, и как итог - турнули с должности секретаря и вышибли из комсомола. С формулировкой "За недостойное поведение и религиозную пропаганду".

Он вроде не особо и унывал. Ещё поработал какое-то время простым токарем, и успел провернуть пару весьма полезных и прибыльных для бригады рацпредложений.
Например с запчастями. Знаете, нет?
По нормам к каждому готовому "изделию", отгружаемому с завода, положено изготовить определённое количество запчастей. Но с "изделием" они не комплектуются, а хранятся на специальном складе завода-изготовителя. До востребования. Так положено. Поскольку детали все унифицированные, то копятся на этом складе годами в невероятном количестве. Пополняясь с каждым новым агрегатом.
Саня нашел способ упростить процесс до безобразия. Он где-то достал ключи и пломбир от этого склада.
Теперь бригада, получив наряд на изготовление запчастей, ничего не изготавливала, а просто перетаскивала со склада себе в цех нужное количество. Что б назавтра, получив в наряде отметку контролёра ОТК, отгрузить их обратно. Росла производительность, выработка, и премии. Бригада выбилась в лидеры соцсоревнования и получила звание бригады коммунистического труда.
Потом ещё были мероприятия с бронзовым литьём и нержавейкой. Много чего было.
Потом началась перестройка и бардак, и возможности для смелых инициатив многократно возрасли.

Однако Саня неожиданно для всех написал заявление по собственноему.
Вместе с трудовой он зачем-то затребовал в райкоме выписку из протокола печально памятного собрания комсомольского актива, на котором ему дали по жопе и сломали комсомольскую судьбу.
Странно. Любой нормальный человек постарался бы забыть об этом инцеденте, как о кошмарном сне.
Но только не Саня. Он своей светлой головой быстро смекнул, что во времена, когда заводы закрываются, а церкви растут как грибы после дождя, такая бумага может оказаться как нельзя кстати.
И действительно. Ведь согласно этой бумаге, заверенной всеми печатами райкома, Саня был ни кем иным, как яростным борцом с режимом за православные ценности, от этого же режима и пострадавший. Во времена, когда служителей культа набирали едва ли не на улице, такая бумага открывала многие двери церковной канцелярии.
И вскоре Саня принял сан и получил весьма неплохой приход в ближнем подмосковье.
Хорошо подвешанный и язык и весёлый нрав новоиспеченного батюшки пользовались у паствы большой популярностью. На службы его народ съезжался не только с окрестностей, но и из Москвы. Приход становился популярным в среде нарождающейся богемы. Казалось бы, живи и радуйся. Однако в храме Саня, простите, теперь уже конечно отец Александр, задержался недолго. И уже через год занимал не самую последнюю должность в Московской Патриархии.

О чем он думал своей светлой головой, разъезжая по подведомственным монастырям и храмам на служебной машине? Успел ли сменить на кухне голубенькую плитку из заводской раздевалки на престижную импортную?
Я не знаю.
В две тысячи третьем отец Александр разбился вдребезги, вылетев на своей черной семёрке BMW с мокрой трассы, когда пьяный в хлам возвращался из Москвы в свой особнячек под Посадом.
Панихиду по нему вроде служил сам Алексий II.

Такая вот, пусть не совсем пасхальная, но вполне достоверная история.
Христос, как говорится, Воскресе.

Вчера<< 16 апреля >>Завтра
Лучшая история за 11.04:
Лайфхак для мужиков!
Раздражает реклама в интернете? Тоже мне - проблема!
Сделайте пару поисковых запросов на тему женского нижнего белья.
И тогда реклама начнет Вас радовать ;)
Рейтинг@Mail.ru