Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
29 октября 2010

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Соседский парень усиленно занимается спортом. Спрашиваю: - "К
соревнованиям готовишься?"
- "Нет, в армию готовлюсь, хочу в десант пойти (гордо)"
Я - "А ты слышал что там деды часто молодняк бьют, соответственно в
десантуре тебя будут уже бить профессионально! Ну в общем, удачи..."
Встречаю его через пол-года, он не в армии и радостно мне заявляет: "Я
подумал после нашего тогда разговора и решил вообще закосить! Жениться
вот теперь собираюсь!!!"
Я - "А ты знаешь..."
Возвращались из отпуска в Москву на машине. Уже Московская область, дом
близко. Пролетает над нами довольно низко некое средство малой авиации,
похожее на биплан времён где-то Первой Мировой. Сын 7 лет восторженно:
- Мама, папа, смотрите: СРЕДНЕВЕКОВЫЙ САМОЛЁТ, с пропеллером!
На рынке:
- Ребенку 15 лет ранец с Микки Маусом подойдет?
- Нет! В 15 лет нужен уже с черепом Микки Мауса!
А пить совсем не хочется!
Рассказал клиент.
- Просыпаюсь я как-то ночью, плохо мне, сердце что ли прихватило,
нащупал плечо любимой, потряс: Ань, принеси водички! Встала принесла.
Утром выползаю на кухню, жена сидит, кофе пьет. Инна.
- Ане я уже позвонила, сказала, ты по ней соскучился. Она машину
послала. Чемоданы у двери. Садись завтракать.
...
Прошло полгода. Аня, на неважно каком месяце, улетает за границу рожать.
- Так, Рите я уже позвонила, тебя шофер отвезет, вещи уже там. Целую.
....
- Доктор, ну вот как объяснить _Кириллу_ (?! бля...) что все эти бабы,
они для меня ничего не значат, я от них так устал!

единственный вопрос, крутившийся на языке: когда Кирилл скажет "я уже
позвонил..."
ЧК
Сейф.
В городском управлении внутренних дел начали проведение капремонта. В
такое чудо уже никто и не верил, но тем не менее это было так.
Нашей следственной группе, занимавшей два небольших кабинетика на втором
этаже здания управления, было предложено в субботу выйти на
незапланированный "субботник", собрать все свои вещички, дела, мебель и
т. п., и выметаться нахрен из кабинетов. Все наше имущество следовало
погрузить до 15-00 в выделенный для группы грузовичок и
передислоцироваться на новое и временное место службы, вобщем к черту на
рога...
В милиции предложение руководства приравнивается к приказу, посему мы
дисциплинированно в субботу с утречка начали вынос принадлежавшего нашей
группе имущества, вплоть до столов и пары шкафов, во двор УВД.
Приказ руководства абсолютно не содержал какого-либо второго смысла:
"Вынести из кабинетов все нафиг, вплоть до карнизов, кнопок и валяющихся
гвоздей!" Командовал парадом замначальника УВД по хозчасти, курировал
выполнение приказа старшина, отвечавший за хозобеспечение здания
управления.
По причине субботы и отсутствию самого главного начальства нашему
субботнику помогала водочка.
И вот в кабинете в самом углу остался лишь один непонятный предмет,
покрытый клеенкой. Ранее на сием предмете стояли чайник и графин с
водой. Откинутая клеенка явила нашим глазам весьма большой, старый,
пропыленный и малость проржавевший Сейф. Именно так, Сейф, с большой
буквы.
- Чей сейф? - спросил старший группы.
Все недоуменно переглянулись.
- А хрен его знает, он всегда здесь стоял...- ответил самый опытный
следак, проработавший уже в нашей группе почти 10 лет.
Сейф повсему уже намертво врос в кабинет, так как при покраске стен и
полов отодвигать его ранее явно никто и никогда не пытался.
- А чего с ним делать-то, с сейфом этим, может открыть попробуем? -
спросил один из молодых следаков.
Ключа от сейфа, естественно, не нашлось. Вскрыть сейф не помог даже
привлеченный для этого посредством обещания халявной водки эксперт:
- Механизм замка намертво проржавел, а разрезать тут можно только весьма
серьезным оборудованием, больно уж прочно сделан сейфик ваш - пояснил
эксперт и с надеждой покосился на водку.
В кабинет ворвался старшина.
- Грузовик уже во дворе ждет, а вы копаетесь, шевелитесь, блин!
- Так сейф, старшина... прирос, гад, да и тяжеленный, мы его даже
пошевелить впятером не можем.
- Какой сейф!?! А, этот... Да он всегда здесь стоял...
- Где-то я это уже слышал, - пробормотал старший группы.
- Ладно, пусть зам решает, чего делать, - резюмировал старшина.
Через пару минут появился зам по хозчасти:
- Этот сейф всегда тут стоял... Когда я еще в этом кабинете работал, лет
15 назад...
- Дежавю, бл...ь - только и смог произнести наш старший.
- Ну да ладно, мне похер, приказ однозначен. ВСЕ из кабинетов - во двор!
И как вы это сделаете, причем в течение ближайших десяти минут, меня не
колышет! - зам убрался из кабинета.
С помощью лома, пары монтировок и некоей матери следственная группа
умудрилась отодрать сейф от стены и пола и сдвинуть его аж на 5
сантиметров. Поднять и перетащить сейф со второго этажа через длиннющий
коридор управления во двор было крайне проблематичным, сейф был
тяжеленным, даже приподнять его удавалось с агромадным трудом.
Не сговраиваясь, как-то молча, было решено, что самый короткий путь для
сейфа во двор - через окно. Окно, правда, выходило не во вдор, а на
улицу, но тащить сейф до двора УВД все равно было бы намного ближе и
проще, чем по лестницам и коридорам. Зам по хозчасти идею одобрил.
При помощи досок-подпорок, нескольких веревок и пары бутылок водки сейф
после многочисленных криков и матов водрузили на подоконник. Двое
следаков отправились вниз, обеспечивать безопасность приземления сейфа
для окружающих, остальные сковырнули сейф вниз...
Мы считали, что неданво положенный около УВД асфальт не должен повредить
сейфу. Мы ошибались. Сейф прошиб асфальтовое покрытие без малейших
вопросов, а также какого-либо ущерба для себя, и ушел в землю чуть ли ни
на треть. Куски асфальта брызнули в разные стороны.
- Бл....!
Группа следователей грустно столпилась вокруг сейфа.
И тут для полной картины из здания УВД вышел начальник управления в
сопровождении представителей фирм-подрядчиков, ремонтировавших здание, и
небольшой толпы журналистов. Шефа в тот день никто не ждал. О том, что
он собирается давать интервью по поводу капремонта здания управления, не
знал никто.
- ... а перед зданием положено новое асфальтовое покрытие, на которое
наши друзья-подрядчики дают гарантию аж целых пять лет! - шеф закончил
начатую видимо несколько раньше фразу, улыбнулся журналистам, повернулся
и узрел нашу невеселую компанию, сейф и следы его падения.
Начальник вежливо попросил сопровождающих подождать немного в сторонке,
подошел к нам и тихо, но предельно матерно попросил пояснить проблему.
Старший группы и зам по хозчасти обреченно кивнули на сейф.
- Так это ж сейф с двести пятидесятого кабинета, он же всегда там
стоял... - сказал шеф.
- Твою мать, просто наваждение какое-то...- взмолился старший.
- Ладно, - шеф подозвал кого-то из подрячиков, - сейф оттащить во двор,
в присутствии кого-нибудь из этих клоунов (кивок на нас) вскрыть, дыру в
асфальте заделать.
Начальник увел журналистов дальше восхищаться перспективами возможностей
в недалеком будущем отремонтированного и оснащенного по последним
мировым стандартам здания УВД.
В сейфе нашлись только две пожелтевшие газеты начала 70-х годов прошлого
века и пустой бланк протокола допроса тех же времен. Вскоре сейф был
перетащен в подвальчик, где квартировал наш хозяйственный старшина, и
является теперь хранилищем для гвоздей и шурупов.
Взысканий из нашей группы так никто и не получил, правда на старое
место, в отремонтированное здание УВД, мы почему-то так и не
вернулись...
История, услышанная от опытной переводчицы (далее от первого лица)
Предыстория. Институт я закончила по специальности «Прикладная
лингвистика». Понравилось название. Что такое лингвистика я тогда
понятия не имела. Выбирала из тех соображений, что сдавать надо было
математику, русский язык (устно и письменно) и иностранный. Еще отметила
для себя – вот хорошо, саму-то неизвестную мне лингвистику сдавать не
нужно!
С математикой и русским все было хорошо, иностранный язык я сдавала
французский (как выяснилось потом, единственная из абитуриентов). А
после зачисления …попала в группу «нулевого английского». В деканате
сказали, что о французском придется забыть! Я даже плакала – так мне его
жалко было, в школе по французскому у меня была пятерка!
Это был период, когда в инязе (Мориса Тореза) два языка студенты
дневного отделения почему-то не изучали. Период вскоре закончился, но с
моей везучестью я в него угодила! Именно везучестью – потому что
английскому выучили нас на совесть, и он кормил и кормит меня – всю
жизнь.
После окончания по распределению попала в одно НИИ в отдел машинного
перевода. Перед этим всю советскую научную школу прикладной лингвистики
разогнали, и делать нам было особо нечего. Какие-то отчеты писали –
имитировали научную деятельность. В отделе работали в основном женщины –
занимались семьей, на работу ходили через день по договоренности, стояли
в очередях, добывая еду, и скромной зарплаты младшего научного хватало
на еду и квартплату. Так почти 20 лет и прошло…
Случилась перестройка, все изменилось, институт развалился, жить стало
не на что. Тут и выручил выученный в молодости английский. Я стала
подрабатывать переводами, крутилась, как могла. Дочка родилась поздно,
мне было уже под сорок. Но язык спасал.
Собственно история.
Году так в 90-м знакомые театроведы, которым я что-то переводила,
пригласили меня в первую в моей жизни зарубежную поездку. Как раз
отменили собеседования в райкоме, выехать стало легко. Ехать надо было в
Хельсинки на какой-то международный театральный конгресс. Моя задача
была сопровождать группу и переводить всякие речи на встречах. Оплата не
предполагалась, но проезд, гостиница и еда были за счет организаторов «с
той стороны». Я решилась, хотя и трепетала – первый раз в капитализм
еду! Тот самый, которым нас столько пугали!
Перед отъездом была страшная суета – надо было двухлетнюю дочку
пристроить к бабушке, накупить для нее еды, да еще собраться. Но я
успела главное – купила две бутылки водки по совету опытной театроведки,
которая меня и сосватала в эту поездку. Она объяснила мне, что водку я
прямо на вокзале продам за валюту, и тогда у меня будут хоть какие-то
деньги. А мне просто до зарезу нужно было купить сандалики для дочки –
достать в магазине что-то сносное для маленького ребенка было
практически невозможно, а лето уже наступало. Как же она будет на даче у
бабушки без сандаликов?
Поезд отходил в полдень. В вагон я вбежала последняя, плюхнулась на свою
полку – соседка-театроведка (та самая) спросила: «Ты поесть-то успела?»
Я только помотала головой – еще не отдышалась, так бежала. «Тут есть
вагон-ресторан». На мой немой вопрос добавила «За рубли, не бойся». Я и
пошла туда. Мне опять повезло – кусок приличного мяса с картошкой
заглотила почти не жуя. И кофе оказался вполне приличный! «Щас приду в
купе и завалюсь спать – граница ночью, времени еще полно» - сыто думала
я, сонно пробираясь в свой вагон.
Купе было битком набито разными незнакомыми людьми! То есть, двоих я
опознала – свою благодетельницу и того, кто в одиночестве сидел на моей
нижней полке. Все остальные, мне не знакомые (то ли 6, то ли 7 человек)
кучковались на нижней полке напротив и сверху. Этим вторым опознанным
мною был Юрий Николаевич Григорович.
Поймите меня правильно – САМ Григорович. Легенда. На моей полке. До
этого я видела его только по телевизору.
Вот тут я и узнала, что на пресловутый конгресс в качестве официального
лица приглашен был именно Григорович. Все остальные (включая меня) были
свитой. Театроведка в суете сборов мне об этом ничего не сказала. А я и
не спрашивала.
Место Юрия Николаевича было, конечно же, в спальном вагоне, отдельном
купе – где ему просто было скучно. И он пришел к народу. И народ (в
нашем с театроведкой купе) его радостно принял!
Тут выяснилась еще одна пикантная подробность. Григорович пил. То есть,
в тот момент, когда я вернулась из вагона-ресторана две бутылки водки и
одна коньяку были уже пусты. Еще три стояли на столе и ждали своей
участи. Вскоре и им пришел конец – под увлекательную беседу о судьбах
русского искусства. Закуски практически не было, и я возблагодарила
судьбу за кусок мяса, проглоченный в вагоне-ресторане. Избежать своей
доли алкоголя было невозможно – ЮН за этим строго следил, при этом сам
употреблял просто сумасшедшие (с моей скромной точки зрения) количества.
Наконец, кончилось все, что было. ЮН повернулся ко мне, скромно жавшейся
на углу моей же полки. «Я знаю, у тебя есть водка» - сказал он, глядя
мне строго в глаза. Соврать было невозможно. «Да, Юрий Николаевич».
«Сколько? » «Д-две б-бутылки» пробормотала я, прощаясь с сандаликами.
Как я могла солгать легенде советского, да что там – мирового балета?
«Доставай». Но сандалики для дочки не позволили мне сдаться сразу. «Юрий
Николаевич, я их на продажу везу. За валюту…» «Доставай».
Мои две бутылки закончились быстро. В какой-то момент ЮН вдруг встал …и
начал снимать брюки! «Спать пора!» - бросил он. Народ все понял…и
практически мгновенно рассосался по своим купе. ЮН аккуратно расправил
брюки, повесил их на специальный поручень сбоку на стенке и улегся на
мою полку. «Погасите свет» - вот и все, что мы с театроведкой услышали.
Что было делать? Вдвоем на ее полке мы никак не поместились бы – хоть я
и весила тогда 47 кило, театроведка была статной дамой килограмм под
сто. Верхние полки были заняты другими околотеатральными персонами,
которые и не собирались (или уже не могли) как-то вмешиваться в эту
ситуацию.
Надо отдать должное моей благодетельнице – она, вздохнув, сказала «Пошли
в коридор, покурим, потреплемся». И мы встали у окна, закурили и
проговорили все оставшееся до границы время. Когда пришли пограничники
(часа через 4), Юрий Николаевич перешел-таки в свой спальный вагон, и я
наконец смогла прилечь, и даже поспала пару часов.
Наутро в Хельсинки все выползли на перрон помятые, опухшие и невеселые.
Все – кроме… Григоровича! Он, выпивший больше всех, был свеж, как
майская роза! Но сердит: «Ненавижу поезда! Выспаться не удалось! Две
какие-то дуры до самой границы орали под дверью какую-то чушь!» И,
порывшись в кармане пиджака – протянул мне что-то: «На! Это тебе!
Пойдемте, нас ждут!» И развернувшись, пошел ко входу в вокзал с
перрона, откуда нам навстречу уже спешила группа встречающих с цветами
для него. Я посмотрела – в руке у меня были финские марки.
Сандалики я купила в первый же день – сначала их носила дочка, потом
племяшка, потом дочка подруги, потом – след их затерялся…
Голоснул попутку видом попроще. Водилой оказался уютный такой старичок с
усами. Я сказал ему: «Добрый вечер! До Картинки
(местн. топоним) полкилометра пятьдесят рублей. Пешком могу за десять
минут дойти, просто в гору тащиться неохота».

Старичок кивнул, я сел, и немного погодя он молвил:
«Аленевтикой что ли увлекаетесь?»
«А что это такое?» - изумился я. Слова такого я не знал, да и сейчас
произношу неправильно – помню только, что больно мудреный термин.
«Ну, нейролингвистическое программирование» - пояснил старичок.
«А причем тут программирование, цена что ли плохая?»
«Да нет, цена нормальная, и мне по пути. Но вот ты сказал на одном духу
длинную убедительную фразу, я обалдел и кивнул прежде, чем внутренне
успел согласиться. И вот сейчас чувствую себя некомфортно – как будто
мне опять что-то впарили.
Небось продвижением товаров занимаешься али услуг?»

Тут уже настала очередь офигеть мне. «Ну типа того» - грустно признался
я – «неужели так заметно? Ладно, считайте профессиональной болезнью. В
следующий раз скажу короче –
Картинка пятьдесят».

«Вот-вот!» - торжествующе закончил старик – «ваши западные учебники
того не учитывают, что русский человек сам любит думать и решать, а если
его убеждают – значит снова нае#ать пытаются!»

Рекламщикам и политикам на заметку...
Установили на улице новый киоск, буквально вчера, сегодня шел - увидел.
Сейчас там раскладывают товар, уже разложили процентов 90. Первое окно -
сигареты типа Беломора. Второе окно - сигареты подороже. Третье -
сигареты еще какие-то (не специалист, да и близко не подходил).
Четвертое окно наполовину заполнено сигаретами. В пятом лежит несколько
журналов.
Сверху на киоске название: "Пресса".
Мне довелось прожить несколько недель (в купе поезда, каюте, гостинице)
с очень интересным человеком. Дважды Герой Советского Союза, один из
самых популярных и любимых в армии военачальников (я никогда не слышал
о нём никаких отзывов, кроме очень хороших), Генерал-Полковник Иван
Михайлович Чистяков выступал перед военными и их семьями, а мы-артисты
затем давали концерт.

На сцене Иван Михайлович, в основном, повторял то, что было написано о
нём в книгах, а мне он часто рассказывал истории, которые тогда
напечатать было нельзя, да, наверное, и рассказывать не рекомендовалось.
И если я уже, признаюсь, забыл: с какого именно плацдарма и в котором
часу утра началось то или иное наступление (можно посмотреть в книге),
то вот все эти истории помню, как будто бы опять слышу голос
рассказчика:

«Приносит мне председатель трибунала бумагу: «Подпишите, Иван
Михайлович! Завтра в 09:00 хотим новобранца у Вас тут перед строем
расстрелять». – За что, спрашиваю, расстрелять? – «Бежал с поля боя.
Всем другим трусам в назидание».

А я эти расстрелы, скажу тебе, терпеть не мог. Я же понимаю, что этот
молокосос вчера за материну юбку держался, дальше соседней деревни
никогда не путешествовал. А тут его вдруг схватили, привезли на фронт,
не обучив как следует, и сразу под огонь.

Я ведь тоже (даже в книжке своей об этом пишу) с поля боя по молодости
бегал. И не раз, пока дядя (я под его началом был) своими руками
пристрелить не пообещал – и я был уверен, что пристрелит. Это же
стра-а–ашно! Взрывы, огонь, вокруг тебя людей убивают, они кричат: с
разорванными животами, с оторванными ногами-руками... Вроде и мысли в
голове о бегстве не было, а ноги тебя сами несут, и всё дальше и дальше.
Ох, как же трудно со своим страхом справиться! Огромная воля нужна,
самообладание, а они с опытом только приходят. С ними люди не родятся.

И вот этого мальчишку завтра в 09:00 возде моего КП убьют перед
строем...

Спрашиваю председателя трибунала: «А вы разобрались во всех деталях его
воинского преступления?» Тот мне: «А чего тут разбираться? Бежал –
значит, расстрел, о чём тут ещё можно разговаривать? Всё ясно.»

Говорю: «А вот мне не ясно из твоей бумаги: куда он бежал? Направо
бежал, налево бежал? А, может быть, он на врага бежал и хотел других за
собой увлечь! А ну, сажай свой трибунал в машину и следуй за мной –
поедем в эту часть разбираться».

А чтобы в эту часть проехать, нужно было обязательно пересечь лощину,
которая немцем простреливалась. Ну мы уже приспособились и знали, что
если скорость резко менять, то немецкий артиллерист не сможет правильно
снаряд положить: один обычно разрывается позади тебя, другой впереди, а
третий он не успевает – ты уже проскочил.

Ну вот выскочили мы из-за бугра и вперёд. Бах-бах, - пронесло и на этот
раз. Остановились в перелеске, ждём – а трибунала-то нашего нет, не едут
и не едут.
Спрашиваю шофёра: «Ты точно видел, что немец мимо попал?» - «Точно,-
говорит – оба разрыва даже не на дороге были!»

Подождали мы их с полчаса и поехали дальше сами. Ну всё я там выяснил,
насчёт новобранца: бежал в тыл, кричал «Мама», сеял панику итд. Поехали
обратно.

Приезжаем на КП. «Что случилось с трибуналом?»,- спрашиваю. – «Ничего
не случилось»,- мне говорят. «Они сейчас в столовой чай пьют».

Вызываю командира комендантского взвода, приказываю немедленно доставить
трибунал ко мне. Через пять минут приводят ко мне эту троицу. Один ещё
печенье дожёвывает. Спрашиваю: «Куда вы делись? Почему не ехали за мной,
как я приказал?»
- «Так ведь обстрел начался, товарищ Генерал-Полковник, поэтому мы назад
и повернули.»

Говорю им: «Обстрел начался, значит, бой начался. А вы меня бросили в
этом бою, струсили. Кто из вас законы военного времени знает? Что
полагается за оставление командира в бою и бегство с поля боя?»

Побелели. Молчат. Приказываю командиру комендантского взвода: «Отберите
у этих дезертиров оружие! Под усиленную охрану, а завтра в 09:00
расстреляйте всех этих троих перед строем!» Тот: «Есть! Сдать оружие!
На выход!»

В 3 часа ночи звонит Хрущёв (член Военного Совета нашего фронта). «Иван
Михайлович, ты что вправду собираешься завтра трибунал расстреливать? Не
делай этого. Они там уже Сталину собрались докладывать. Я тебе прямо
завтра других пришлю взамен этого трибунала».

«Ну уж нет,- я Хрущёву говорю. – Мне теперь никаких других не нужно!
Только этих же хочу.» Тот засмеялся, говорит: «Ладно, держи их у себя,
раз хочешь».

И вот аж до самого конца войны мне ни одного смертного приговора больше
на подпись не приносили.
Был у моего брата в военном училище курсовой офицер по прозвищу
«Тормоз». И так он всех замучил, что послали ему курсанты бандеролью
подарки ко дню рождения: велосипедный тормоз и книгу Ф. М. Достоевского
«Идиот». Подарки имениннику не понравились. Свои претензии он выразил
перед строем:

- Велосипеда у меня, товарищи курсанты, нет. А книга, наоборот, уже есть
одна.


В субботу 23.10.2010 был в славном городе Перми. Есть там район Закамск
называется, на улице по-моему Адмирала Ушакова находится аптека с гордым
именем "Аптека-Таймер". Вот кому в голову пришло так назвать. Это что,
таблеточку принял и обратный отсчет пошел? А на сколько таймер
установлен? С близкими попрощаться успею?
Приехал к другу в гости. Он работает охранником на кладбище. За
разговорами засиделся у него допоздна. Выхожу из домика, и вдруг
появилась мысль пройтись по аллее кладбища. Мысли о вечности, знаете ли,
тянет на философию. Гуляю, темнеет. Вдруг вижу, как с боковой аллеи
выруливает какая-то дамочка. Вся такая запыхавшаяся. И ко мне.
- Ой, мужчина, как хорошо-то! Вы мне не поможете? Мне надо к южному
выходу попасть, там машина осталась, а я что-то, ворона, закрутилась и
дорогу найти не могу!

На старом кладбище, да еще и вечером, заблудиться нетрудно.

- Помогу.
- Ой, как замечательно, а то я тут хожу, дура-дурой… Ой, а куда надо…
- Идем.
- А тут так темно уже, неуютно, страшно! Вам тут не страшно? –
вцепляется в мою руку.
- Нет.

Доходим почти до выхода.

- Ой, огромное вам спасибо, помогли, а вы всегда такой неразговорчивый,
да? Это из-за работы?
- Да я и при жизни болтуном не был. (Черт дернул пошутить!)

Сдавленный писк. Дама, включив режим бешеного ускорения, убегает. Не в
ту сторону, блять! Ворота в другой стороне! Начитаются фантастики, дуры!

Искали и выпроваживали дамочку уже вместе с приятелем…
Предпочтения.
Наркологическая клиника. Составляем с доктором документ на больного. В
перечне принимаемых больным "веществ" компьютер подчеркивает амфетамин и
первитин ("винт"). Доктор: какой у тебя невинный, просто-таки
девственный компьютер, даже слов-то таких не знает!
- да нет, это он свои предпочтения нам указывает!
Спросил жену блондинку - ты смотрела фильм Реквием по мечте?
Чем по мечте? - отвечает жена.
ЧЕЛОВЕК-ПРАЗДНИК
Ток-шоу про спецподразделения. Кого тут у нас только не было. От АЛЬФЫ
до ВЫМПЕЛА. Герои все в зале. В буквальном смысле. Каждый второй, Герой
Советского Союза или Герой России. Они немногословны. Без эмоций говорят
о своих военных буднях - боевых командировках, но от этих скупых
рассказов у человека-паука вспотели бы ладошки:
"... Приехали на место провели разведку. Полевой командир находился в
данном селе. Охрана 400 человек. Дождались раннего утра и выполнили
поставленную задачу. Объект был уничтожен. Наша группа 18 человек, ушла
скрытно и без потерь. Ну что еще рассказывать...?"
И все в таком же духе.
Через пару часов записи мы устроили перерыв, чтоб участники размяли
ноги, перекурили, и я пошел с ними на лестницу. Тут они вели себя
несколько раскованнее, чем перед камерой. Шутили, подкалывали друг
друга. Сыпали странными терминами, понятными только посвященным. Один из
них поведал историю. Я не назову его имени, и даже не скажу, есть ли у
него звание героя России... На вид обычный человек из метро:
- «Когда я прилетаю из командировки, всегда, во чтобы то ни стало, как
традиция у меня такая, не звоню, что я жив здоров, а заваливаюсь домой
сюрпризом и обязательно в руках тортик и шампанское. Дескать, все хорошо
и я человек-праздник. Мы устраиваем маленькую семейную вечеринку. Хоть
днем, хоть ночью. Даже дети просыпаются поздравить папу с тем, что он у
них живой...
Раньше я с дороги звонил, мол, жив здоров, еду, но бывало нас частенько
могли завернуть и... вот и накаркал. А бывало наоборот. Звоню, что буду
завтра, а меня привозят сегодня. Слегка "не целого", даже тортик и
шампанское нечем взять - руки забинтованы. Друзья за мной вносят. Я
сразу с порога жене кричу - руки есть, все пальцы тоже... расшнуруй мне
ботинки и давай фужеры.
Сама жена всегда говорит – «Никогда не звони по телефону, только в
дверной звонок. Пока тебя нет, главная вещь в доме для меня – это
дерматиновая входная дверь. На нее и молюсь часами».
Обычно на боевую операцию мы улетаем на день, редко с ночевкой. Ведь для
врага мы самый лакомый кусочек. Если будет утечка информации, что мы
там, то нас придется охранять целой армии. Дорогое удовольствие...
Однажды мы слетали на денек, сели на Чкаловском аэродроме, на улице
глухая ночь. Прощаюсь с ребятами и бегом домой. А мне еще тортик искать
с шампанским. Заезжаю на рынок в Болшево, там уже все закрыто, а где
открыто, там ни тортика, ни шампанского. Прохожие показали дорогу, через
какие-то кусты, там вроде ночной магазинчик. Нашел. Купил шампанское и
просроченный торт (главное, чтоб был), иду обратно мимо гаражей. Смотрю,
твою мать, как будто и не возвращался в Москву. Меня встречают трое
брюнетов с ножами, я то выгляжу среди ночи как жених: тортик,
бутылочка...
Вот такая история."
Все присутствующие начали смеяться.
Я не выдержал:- "Ну, так, а дальше что было?"
- "Ну как что дальше? Ну ты представь - я в тот день с самого утра...
мне там стольких пришлось таких джигитов... тут этих еще с ножичками не
хватало.
Как говорится «дураков работа любит»
Все опять засмеялись.
А мне опять непонятно:- " Так как же ты выкрутился от троих грабителей с
ножами?"
Все вокруг просто таки ржали, а человек продолжил:
- Ну прикинь, ночью за гаражами встретились люди интересных профессий.
Три плохиша-грабителя и один истребитель плохишей. Короче, как в
анекдоте: пришел на пляж, а там станки, станки, станки... Меня 15 лет
Родина профессии учила, а плохиши фильмов про Джеки Чана насмотрелись.
Вот поэтому я сейчас тут, а они за гаражами остались... Ну не стану же я
от них убегать. И они вовремя не догадались... Пришлось потом ехать в
центр и покупать новый тортик. Старый погиб вместе с ними.
Слушай, а нас скоро отпустят? А то я у жены только на часик отпросился.
- Ладно, говорю, пошли потихоньку в студию, еще минут сорок и
закончим...
с катерного форума:
/katera.ru/forum/index.php?/topic/30740-poperechnii-redan/page__st__165)
На прошлой неделе к нам обратилась одна австралийская контора с запросом
- катер для перевозки контрабанды и нелегалов из Сингапура (там за
overstay тюрьма Чанги положена). Окраска - борта черные, палуба -
камуфляж, чтобы не было видно в мангровых зарослях с вертолета.

Пикантность ситуации в том, что катера для малайзийской морской полиции
тоже мы проектируем...
Случай на производстве: надо было насверлить отверствий в небольших
заготовках (крепеж для рельс.) Поставили самых молодых эту работу
делать, практикантов из ПТУ. Они сверлили-сверлили, и попалось несколько
заготовок, которые просверлить ну никак не получалось.
Откуда-то объявился старый-старый многоопытный токарь, снисходительно
посмотрел, как практиканты идут получать уже пятое сверло...
Взял заготовку в руки, глубокомысленно покрутил ее в руках и изрек:
- Это попались несколько штук из другой разливки. Это не сталь, а самый
крепкий чугун уже...
Молодые практиканты обрадовались:
- Так что, его просверлить невозможно? Пойдем, мастеру скажем.
- Как это невозможно? раздулся от важности местный "авторитет". Подошел
к шкафчику, достал из потайного отделения свое знаменитое Алмазное
Сверло, которым пользовался только в исключительных случаях. (Наверное,
только когда надо было авторитет умельца перед новой партией
практикантов продемонстрировать.) Зажал деталь в тисках, величественно
вставил Алмазное Сверло. Включил станок. Дал медленную подачу...
Алмазное Сверло остановилось как раз на поверхности заготовки, и
продолжало вращаться, не продвигаясь внутрь ни на миллиметр.
Пронзаемый десятком почтительно направленных на него глаз, старик удвоил
нажим. Алмазное Сверло слегка задымилось.
Старик не сдавался. Деталь - тоже не сдавалась. Дым стал гуще.
Только, когда Алмазное Сверло стало светится красным до самой середины,
старик остановился, отвел Алмазное Сверло вверх и посмотрел на
результат. На необычно твердой детали появилась неглубокая круглая
отметина...
Старик озадаченно глянул на предмет своей гордости, несколько
десятилетий назад стыренное где-то на оборонном предприятии Алмазное
Сверло, почти никогда до этого не используемое и служившее до сих пор
исключительно для демонстраций его токарьского статуса. Сверло потеряло
наконечник и даже сильно оплавилось там, где наконечник раньше крепился.
Дед завопил на практикантов:
- Да нах... сдалась эта... ваша... Твою м... , швырнул изо всех сил
Алмазное Сверло и так и не досверленную деталь в металлолом и удалился,
жестикулируя и дергаясь от злости.
Очень симпатичная история приключилась недавно в одном из отделений
нашего самого-самого банка. Как известно, в самом-самом банке -
постоянная текучка девушек-операционисток. Потому что воруют. Тырят они,
наши красавицы, обсчитывают подслеповатых дедушек, присваивают чужую
денежку, обмазывая лоток клейким веществом (нет-нет, да и зацепится
вожделенная купюрка) и вообще идёт "наглишен бабкен пиздунг".

Администрация самого-самого банка регулярно рассчитывает воровок и даже
возбуждает прокуратуру, но сделать с неуставными денежными отношениями
ничего не может. Потому что воздух в самом-самом банке такой -
бюрократический. От коммерческого банка Вы, дорогой вкладчик, всегда
убежите, а от самого-самого банка куда денешься? Всюду он тебя найдёт, в
каждой дырке, в каждой деревеньке из трёх домов. Ути-пути, дорогой
вкладчик, от меня не сбежишь, гони монету!

Так вот. В одно из отделений самого-самого банка, где за последний год
уже рассчитали двух клептоманок, поступила на работу очаровательная,
неземная девушка двадцати годочков. Глазки голубые, невинные, волосы
светлые, шёлковые, голос бархатный, спереди кругленько на четыре
размера, сзади кругленько ещё больше. Да что говорить! Директор
отделения, женщина, и то почувствовала в себе лесбийские наклонности. А
коллеги-мужчины далеко обогнали по слюноотделению собаку Павлова.

Работала она изумительно! Честно, вежливо, с улыбкой, растапливающей
айсберг за пять секунд. Подходит, допустим, к кассе мущинка лет
тридцати. А она ему улыбается, чуть-чуть колыхает обеими прелестями,
дважды пересчитывает деньги на машинке, потом нежно кладёт всю сумму в
лоток и просит:
- Проверьте, пожалуйста!
Мущинка уже давно высунул язык, с него капают пот и слюна, он
подмигивает ей всем телом, ему вообще не нужны в этой жизни никакие
деньги! А она всё спрашивает:
- Проверили? Вот и хорошо. Приходите к нам ещё!

Никого, ни разу, никогда она не обсчитала за два месяца. Всех упрашивала
пересчитывать деньги, один раз даже побежала за бабушкой - та позабыла в
лотке две десятирублёвые монетки. У бабушек тяжёлая жизнь, для неё эти
две монетки - целый батон хлебушка.

Но однажды вечером, перед закрытием банка, к окошку подошёл молодой
парень. Он подошёл весь такой смущённый, а, увидев ангела за окошком,
совсем испугался.
- Девушка, я... мне тут надо... Понимаете, у нас на работе сегодня
зарплата. Меня послали деньги разменять.
И молодой человек выложил перед девушкой три миллиона рублей - шесть
пачек пятитысячными купюрами. Она взмахнула бровями, улыбнулась и
почему-то перешла на "ты":
- Скажи, а тебе не страшно нести столько денег?
- Страшно, - прошептал юноша.
- Я тоже немножко боюсь, я ещё такую сумму никогда не разменивала, -
девушка посмотрела юноше в глаза и заморгала ресничками. - Давай я тебе
по пятьсот и по сто разменяю, хорошо?
- Да-да, очень хорошо, - ответил юноша, сглотнув слюну.

Девушка быстро и аккуратно превратила маленькую кучку красненьких
хабаровских купюр в большую горку розовых архангельских и рыжих
московских. Не переставая щебетать и смотреть юноше в глаза, она
отгрузила всю эту горку в лоток. Пересчитывать деньги она не попросила,
ведь уже настало время закрывать банк. Зато она повторила с жалостью:
- Бедненький, как же тебя отпустили с такими деньгами одного...

Когда юноша вернулся на работу, выяснилось удивительное - унёс он три
миллиона, а принёс два миллиона семьсот! Что за чудо?
Прояснять чудо вместе с ним отправились в банк все, включая уборщицу.
Но, представьте себе - банк был уже закрыт. А с закрытого банка, как и с
молоденьких блондинок - спроса нет! Занавес!
Заяц? Нет, Опоссум.
Представьте московское метро, Щелково, час пик. Очередь за билетами
километр. Но слава тебе господи у меня на проездном еще одна поездка.
Правда, как оказалось этого мало. Т. к. подруга, с которой я провел
очумительную ночь, была не только без денег, но и без билета.
Смотрит на меня так жалобно, жалобно, как кот в сапогах из Шрека, руку
груди прижала, не отпускает.
Перспектива стоять полчаса в очереди грозила, по меньшей мере,
объяснительной. Мне бы бросить ее да бежать или дать денег, да пусть в
очереди стоит. Но нет, я же Дартаньян, мать его.
Говорю ей:
- Ты стой у турникета, а я отвлеку эту смотрящую в будке, как она
отвернется, сразу перепрыгивай. Ладно?
- Ладно, только ты ее подольше отвлекай.
И вот стою я перед будкой, в будке женщина за сто кг, шайба, язык не
поворачивается сказать лицо, за год не объедешь, на вид лет сто
пятьдесят, но губы накрашены. Смотрю на нее внимательно, взгляд не
отвожу, она не поворачивается, смотрит строго на турникеты, но я то
понимаю, что боковым то зрением она меня видит.
С минуту мы так смотрели друг на друга, а потом раз, я ей рожицу
состроил и как Буратино начал дразнить, делая длинный нос руками. Тетка
ноль внимания. Ладно думаю, а как тебе цыганочка с выходом, а в
присядочку, а асса, асса? Танцую, взмок весь, а она ноль внимания.
Подруга приуныла, но все еще ждет. Не падать же грязью в лицо. В самом
деле, Дартаньян я или гопник какой? Решаюсь на крайние меры. Стягиваю
себя штаны, трусы и показываю жопу. На это зрелище она уже обратила
внимание, только своеобразно очень, как засвистит.
Короче объяснительную я все-таки написал, только уже в отделении
милиции. Написал, что таким образом пытался спросить где туалет.
Но это все мелочи, главное подруга проскочила!
Многие сегодня замечают в каком нелегком положении находятся кое-где у
нас порой инвалиды конечностей. Особенно те, что шляются по путепроводам
с целью клянчить и нищенства. А ведь могли бы продуктивно работать! Как
это делает, например, наш префектурный Иван Степанович, которого лично
шеф распорядился взять на работу вместо сгоревшего аппарата по чистке
обуви.

Роясь вдоль дорог, будто безногие навозные мухи, колясочники создают
помехи движению, что противоречит ПДД! При столкновении инвалидных
тарантасов с автомобилями происходит ущерб имущества и порча жести,
размер которого не понаслышке знают в страховых компаниях. Это серьезная
экономическая проблема!

Я считаю такое положение дел недопустимым. И борюсь, как могу, занимаю
активную гражданскую позицию.
Человек я скромный, успехи не выдающиеся, но, как известно, главное не
победа.

Был, например, такой случай. Останавливаюсь на светофоре. Не проходит и
пяти секунд, как к борту моего авто чалится калека-приставака на ржавой
колеснице и начинает разводить пассы «подайте на пропитание».
В камуфляже весь. На роже - гигантская болячка, как будто ему в харю
пиццей наблевали.

Тут же изобретаю план: надо п о м о ч ь инвалиду избавиться от опасного
промысла. Заодно и общество оздоровить.
Сказано – сделано. Опускаю стекло и подкидываю двухрублевую монету
(рубль дарить как-то не солидно, а пять – многовато). Монета
закатывается куда-то под днище автомобиля, ближе к правому борту. Калека
слезает со своей говнодрезины и, проворно перебирая культяпками,
отправляется на поиски. Я, тем временем, получаю возможность воплотить
свой план в действие. Осторожно открываю дверь, высовываю ногу, обутую в
«Ллойды» ручной выделки, выбираю подходящий момент и… произвожу разящий
пинок по шарабану! : )) Двухколесное уёбище летит на встречку и в одно
мгновение кончает свой жизненный путь под любезно подоспевшим КАМАЗ-ом!
: )) Дело сделано! : ) Еще один приставала, путь временно, но удален на
«скамеечку штрафников»: )

Но история, увы, на этом не кончается.
Подъезжаю к стоянке и… обнаруживаю, что с пассажирского сиденья ПРОПАЛИ
ДВА ПАКЕТА: (( Вот тебе и шустрый безногий инвалид!
Вот и верь после этого людям! : (

В пакетах ничего такого не было, но все равно жалко. В одном - два кило
великолепных селедочных голов, которые Ираидочка целый год в морозилку
складывала. Головушка к головушке. Чтобы я кошечек в префектуре
побаловал. А то однажды ко мне в несгораемый шкаф залезла крыса(как!?) и
распотрошила пачку купюр на 10 000 Евро. Часть банкнот сожрала, часть
надорвала и обслюнявила. Часть куда-то уволокла (зачем!?) Мало того,
оставшиеся купюры обваляла в говне. Потому что(как выяснилось) еще и в
сейф нагадила! Неужели трудно было в подвале посрать, а? Ну не тварь!?
Во втором пакете я вёз шелуху омаров. Чтобы наш префектурный Иван
Степанович себе уху сварил. И хотя пообглодан был омаровый хитин вашим
покорным, но все равно сохранил потребительские качества. Недаром Иван
Степанович всегда нахваливал мою шелуху омаров, когда ушицей лакомился.

В общем, принимаю решение звонить в милицию, рука тянется к телефону, …и
в это мгновение скрипят истошно тормоза. Рядом останавливается солидная
машина с тонированными под ноль стеклами, отворяется дверь и, вы не
поверите, - ТОТ САМЫЙ ИНВАЛИД злобно вываливается из салона. Глаза
горят, напряженный весь, копытами бьет. Культяпок и след простыл – на
своих двоих – чистый демон мщения. Желваками под болячкой поигрывает.
Дергается как припадочный.
- Вы, - говорит, - если не ошибаюсь, потеряли кое-что…
И с этими словами – чпооокс! – пакет №1 летит ко мне в салон
( селедочные головы успели оттаять: (.
– Хлооопс! – а вот и шелуха омара... : (( Разлёт, разумеется, по всему
салону: ((
- А это вам на добрую память – заявляет «инвалид», отдирает свою ужасную
болячку от рожи, смачно на неё плюет и пришпандоривает к лобовому
стеклу….

Я, конечно, долго приходил в себя после того, как злодей умчался прочь,
показывая неприличные жесты.
За очистку салона на сервисе пришлось отдать неприличные деньги.
Болячка на лице оказалась пластиковой блевотиной из магазина «Смешные
ужасы»

Больше всех расстроился Иван Степанович, которому не удалось сварить
ухи.
Зато крысы, видимо, торжествовали.

В непростые времена живем.
Берегите себя!

Вчера<< 29 октября >>Завтра
Лучшая история за 11.05:
Недавно мне сын говорит, что ночью слышит голоса какие-то. Я не верил. А когда лег в его комнате ночью, то сам чуть не поседел. Гребные китайские рации в коробке с игрушками ловили диспетчера такси.
Рейтинг@Mail.ru