Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
22 февраля 2005

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
О научной этике.
Слышал в пересказе: коли повтор - не обессудьте!
Было это в советские времена, когда научные степени чего-то стоили в
мораьном, но, главное, и в материальном смысле. Влекомый этой второй
особенностью, рвался в высоты науки в московском очень научном
учреждении некто Н. Попросту говоря, хотел он защититься. Работку
скомпилировал, эксперименты силами дипломников и практикантов провел.
И все бы хорошо, но... Был у него в том же учреждении грозный оппонент,
некто М. Теорию оспаривал, результаты экспериментов считал
подтасоваными, предзащиту завалил. Словом, то ли из принципиальных
соображений, то ли из-за личной неприязни щучил он Н нещадно. И просто
в лицо Н говорил, что пока он, М, здесь, не видать тому кандидатского
диплома. А так как стоял М в иерархической лестнице высоко, верил ему Н
и делал выводы. Улучил он момент, когда был М в длительной командировке,
поднажал на скрытые рычаги и проскочил, защитился. Вернулся М в родные
Пенаты и так случилось, что столкнулся с Н в туалете у писуаров.
Новоиспеченного кандидата распирает мстительное тщеславие, он и говорит:
- Как жаль, что вы в отъезде были! Я ведь защитился!
На что М, не прерывая процесса, перекладывает член в левую руку и подает
Н правую со словами:
- Что ж, поздравляю...
Жена не работает, сын учится во вторую смену.
На работу приезжаю в 8.
Жена иногда просит, чтобы я их будил телефонным звонком в 9.
Перед уходом на работу всегда целую спящую жену.
Однажды, поцеловав, шопотом (шепотом) спрашиваю: "Вас будить?".
Ответ: "Не надо меня возбуждать."

ТВН
Слышал массу историй про дядю Костю. Одну расскажу. Если понравится –
будет продолжение. Личность крайне разносторонняя.

Работал он в то советское время инструктором по спорту в спортзале
завода. Работа - не бей лежачего. Ввиду излишка времени подкармливал
воробьев.

Ожидали они какую-то крутую иностранную комиссию. Разумеется весь завод
на ушах, все вылизывается, приводится в порядок. Всем раздаются пистоны.
Все заняты, одни раздают, другие получают. А дяде Косте делать нефиг.
И что он отчебучил. Переловил своих воробьев и покрасил их. Черно-белым.
Всех по-разному. Там были: пингвин, воробей в костюме с галстуком, в
цветочек, в горошек. И отпустил. Поскольку воробьи были прикормленные,
они никуда не улетали. На своем же месте клевали крошки. И что видит
комиссия? Разноцветных воробьев. Они были в шоке. Переводчик не смог
объяснить, для чего ЭТО. После скандала его перевели в слесари, т.е. за
ту же зарплату, только работать надо. Но это его не научило. Много еще
приколов выкидывал.
"Из-за этих блядских нот полтора часа проторчали хер знает где..."
(Остальные N 12 от 19.02) Как-то иду по улице, вдруг из подъезда
вылетает мальчик со скрипкой, с размаху бьет ею об дерево! За ним
выскакивает баба с ремнем. Не стал смотреть, ушел...
Я вообще-то телик не смотрю. Но новости нет-нет да и гляну.
Ну что смешного в наших новостях? А вот поди ж ты, насмешили третьего
дня.

Есть у нас ведущая на первом канале - Ольга Кокорекина. В нашей семье
она проходит, естественно, под псевдонимом Кукарекина. Три часа дня,
дневной выпуск новостей, Кукарекина рассказывает душещипательную историю
о том, что маленькому ребенку в Америке сделали очень непростую операцию
на сердце. Мол, раньше дети просто не жильцы были с таким пороком
сердца, а теперь врачи их вытаскивают прям с того света.
Жизнеутверждающий такой сюжет, сердце радуется за спасенного младенца.
Хирург доволен! Говорит, что таких юных пациентов у него еще не было. И
Оленьку нашу Кукарекину общие эмоции тоже заразили, и она довольна,
чисто по-человечески, не по-дикторски. Читает заключительную
жизнеутверждающую фразу:

- Операция прошла удачно... Малыш чувствует себя хорошо, идет на
поправку и уже набирает вес!

Тут внимание Оленьки рассеивается - отвлеклась, бывает. Ей показалось,
что она оговорилась. Пытается поправить положение:

- ВЕТ!

Ну такого-то слова вообще нет, язык заплелся. Надо поправиться. И вот
наконец нужное слово, с явным облегчением:

- ЦВЕТ!

Вот это уже по-русски. Грамотно законченная фраза. Хотя... Что-то тут не
то... Ситуация настолько странная, что Оленька включает логику, общую
эрудицию, заодно подглядывает в текст и выдает наконец:

- ВЕС! Набирает ВЕС!

Следующий сюжет, о том, что где-то по какому-то поводу собрался весь
ЦВЕТ какого-то общества (вот откуда это слово - а не надо заглядывать
вперед по тексту), Кукарекина читает уже со сведенными скулами. Она
откровенно прыскает от смеха. Американский младенец, набирающий цвет -
серьезное испытание для диктора :)) Жалко, я не видела, какого цвета сей
ребенок был на самом деле. Если афро-американского, то вообще хорошо...

Думаю, что в вечернем эфире ничего этого уже не было :)
В выходные на мобильный звонок. Смотрю номер какой-то незнакомый
определился. Пока размышлял - мобильник прекратил звонить. Отправляю
SMS: "Кто мне звонил? Перезвоните. Илья Полянский". Через некоторое
время приходит ответ: "Извините, я наверное ошиблась номером. Ольга,
24 года, Москва".
История №4 в основных про вытрезвитель напомнила. В общем я тоже побывал
в этом учреждении. 15 лет уже прошло, а вспоминать до сих пор больно...

Мои друзья играют свадьбу, а я дома. Жена два месяца как из роддома,
сама пойти не может, вот и меня не пустила. Но на второй день ко мне
прибыла делегация от молодых и уболтали жену под честное слово, что в
24-00, что почти трезвый, что сами проконтролируем, что поползновений
ни-ни, ну и т.д. Глупенькие. Наверное мы в тот момент и сами верили,
что так и будет. В час ночи я вспомнил об обещанном, в ворохе одежды
разыскал свой бушлат и пошел до дома. Идти примерно полчаса. (Кому
интересно, то со Щуськи до универмага "Русь" в Новгороде). Настроение
бодрое, почти не качает и вдруг у самолета смотрю - стоят. Трое, в
форме, возле своей "спецмедслужбы", руки радостно потирают. Ну я как
шел, то так и иду, только в обратном направлении, оглядываюсь, а они за
мной. Я быстре, они тоже еще быстрее. И я дурак зачем-то побежал. Они
тоже. Чую - не убежать, и я тогда с криком: "Парашютисты живыми не
сдаются!" бросился на них. Чего я хотел этим сказать или доказать, не
знаю, скорее всего был просто элементарно пьян, но последствия оказались
очень ощутимыми. Первый не ойкнув улегся головой в снег, а на остальных
у меня уже не хватило реакции. Помню только, что откуда-то еще менты
подоспели, повалили, били. Очнулся я только под утро... на какой-то
койке под простынкой, в одних трусах, со страшной ломотой во всем теле и
башке. Через всю голову три длиннющих шишки, это от дубинок, догадался,
а вот почему все мышцы ноют - это оказывается от "ласточки", на которую
меня менты таскали, так старожилы камеры сказали, я-то не помню.
Отпустили меня часиков семь утра, приплелся я домой, а жена естественно
"заболела" - язык отнялся. Никакие мои уговоры с демонстрацией шишек не
повлияли, ну делать нечего, пошел ванну помыться, да побриться. Скинул
рубашку, плескаюсь, слышу дверь открылась, и вдруг ее дикий хохот! Я
понять ничего не могу, а она отсмеявшись и говорит,
- теперь я верю, что ты в вытрезвителе был. У тебя по всей спине
шариковой ручкой прямо по коже выведено "39".
Так и простила.

Сержант
Предвыборная горячка! Мы с подругой, после обильного возлияния в
кафешке, идем домой. Приспичило в туалет, пришлось засесть в кусты.
Сидим, журчим. Вдруг сзади слышим шелест травы, оборачиваемся, в
нескольких шагах стоят два мужика, пялятся. С матами вскакиваем, едва
сдерживаясь и натягивая трусы. Приготовились к отпору от насильников, а
они нам: "Девушки, в воскресенье выборы, проголосуйте за кандидата
такого-то!" и суют нам листовки с его фоткой и календарики. Повернулись
и ушли. От этого мы больше очумели, чем если бы на нас напали бы
какие-то озабоченные! Вот какие у нас есть идейные агитаторы.
К слову о цыганских разводках
Подружка у меня студенческая Вика - классная девчонка: умница-юрист,
талант и все такое. Рассказываю с перебивчатых слов ее самой и ее мужа,
ставшего свидетелем ЧУДА. Чудо случилось в Перми
- я еду с авторынка, а она звонит: я, грит, освободилась, забери меня у
законодательного собрания (центр города). Говорю: еду, жди на парковке.
- Так вот, стою я на этой парковке, жду. Достала из сумки сигарету и
цепляю боковым зрением двух цыганок - явно ко мне пилят. Старая и
молодая. Думаю: ну вот, приехали. Я же с деловой встречи: каблуки-костюм
черный-блузка белая-портфель. И точно. Подходит старая и начинает:
"Красавица, сигареткой угости бабушку". даю ее сигарету. Она начинает
мне впаривать обычную лабуду про то что у меня в жизни все хорошо, но
какая-то сука завидует и все портит и ТОЛЬКО ОНА за доброту мою неземную
(а сигаретку-то уже почти всю высосала!) мне поможет и хвать - вырвала у
меня несколько волос! Я думаю, ну ладно, муж в пути - буду развлекаться.
Мымра говорит мне: "Дай деньгу, волосы завернуть, заговор сделать"
Достаю из портфеля - не смейтесь - 10 рублей. Лицо у цыганки как-то
резко скуксилось и поскучнело. Сценарий начал новый виток: "дай еще
деньгу - самую крупную какая есть".
- Ага, а тут я подъезжаю, смотрю: любимую жену цыганка охмуряет! ну я
знаю, что мою-то не цепляют эти штуки, Бибикнул, рукой помахал и сижу
наблюдаю: Цыганка начинает хватать Викулю за руку с воплем: волосы свои
у цыганки нельзя оставлять - грех большой, на что Вика с достоинством
выкрутив той руку, спокойно заявляет: "Конечно! Ни волосы, ни деньги!"
Вытаскивает у цыганки из кулака мятую десятку с волосами и городо уходит
в машину.

Так что, девчонки, не поддавайтесь цыганским росказням: смейтесь над
ними, забирайте свое и уходите гордо!

Викуль, привет!
Света
Как дед на охоту ходил.

Дело было в период зимних новогодних каникул.
Несколько дней подряд, дед Семен Степаныч готовил свои владения к
приезду гостей: тщательно расчистил от снега площадку для автомобиля,
дорожки, ведущие к «хозяйственным постройкам», подпер колом чуть
покосившийся забор и зачем-то, на морозе, выкрасил дверцу сортира в
лиловый цвет, слив из хранившихся у него, многочисленных банок остатки
всех видов краски и не слишком тщательно их вымешав.
Бабка Аня наконец-то убрала с забора половые тряпки и прочую «тканину»,
которая «сушилась» там уже месяцев так шесть.
Наконец зимнюю тишину прорезал рокот мотора и во двор деда на старом
армейском «Уазике» типа «батон» въехало все его семейство.
Дед в треухе, подняв воротник телогрейки до носа, пыхтя папиросой,
смотрел на въезжающий автомобиль и старательно нагонял на себя серьезный
вид типа “кого это сюда принесло? ”.
- Здорово батя! – вылезая из-за руля, радостно приветствовал старика
старший сын Иван.
- Ага! – не вынимая папиросы, протрубил дед.
- Как вы тут, не мерзнете? – спросил Иван.
- Ага! – ответил дед туша окурок, о галошу валенка.
- Ага «да» или ага «нет» - спросил подошедший Виктор-младший сын.
- Ты знашь чаво? В дом иди, и сам посмотри – сказал дед таким тоном, как
будто посылает Виктора не в дом, а несколько дальше.
- Ладно-ладно… - засмеялся Виктор.
Все семейство в составе двух невесток и внуков выгружалось из «Уазика» и
вынимало многочисленные пакеты и свертки.
- Дед, а дед…, а мы ружья привезли, хотим на охоту поехать – решив
задобрить старика, сказал 14-ти летний сын Ивана Роман.
- Ага! Идите-идите, если вам делать нечего…охотники…. Ды тут зверя
отродясь не было! …. Сидоров (председатель садового товарищества – с
недавних пор недруг деда) всех давно побил…
На следующее утро, Иван и Виктор стали готовить «Уазик» к охоте: чуть
спустили колеса, чтобы лучше «гребло» по снегу, вынесли и загрузили в
машину ружья и все прочее.
Дед очень долго скрывался в недрах своих хозяйственных построек и
предстал перед ликом своих домочадцев в наряде называемом «Зимняя форма
дезертира». Создавалось впечатление, что тулуп и ватные штаны специально
рвали и выжигали огромные дыры, а на армейской шапке-ушанке напрочь
отсутствовало левое ухо.
Иван и Виктор в изумлении застыли, разглядывая Степаныча.
- Батя, ты по-моему погорячился с обмундированием – изрек Виктор.
- А мне чаво, по твоему в парадной форме нужно на охоту идтить, - нервно
ответил дед.
Виктор сходил за соседом по даче Федором (который собственно и поведал
эту историю) у которого в корешах ходил местный егерь.
Наконец все уселись в автомобиль и тронулись со двора.
За рулем был Иван, рядом с ним сидел Виктор, сзади уселись дед и сосед
Федор и на самом заднем сиденье расположились внуки Роман и Вова.
Отъехав километра два от садового товарищества, друзья свернули в
сторону леса и не торопливо поехали вдоль большого заснеженного поля, по
краю.
Вдруг откуда не возьмись, прямо из под колес машины выскочил заяц,
который как угорелый понесся впереди машины.
- О-о-о! Заяц! – закричал Иван и его «Уазик» взревел всеми своими
мостами.
- Че расселись?!!! – заорал дед – Ружье мне быстрей давайте! Ваня правей
принимай! Сейчас я его из окна…. Смотри какой жирный зверь, как кабан
прямо!...
Виктор передал деду ружье, Иван взял курс чуть правее, так, чтобы заяц
оказался со стороны деда.
Дед мотнул головой, стал поспешно левой рукой открывать окно машины, а
ружье держал в правой, аккурат по центру кабины.
- Щас я его прищучу… - пробубнил дед и немедленно спустил оба курка,
прямо внутри «Уазика».
Раздался оглушительный залп и когда развеялся дым, по лицам охотников
забегали солнечные зайчики, проникающие внутрь с потолка «Уазика»,
который теперь больше напоминал дуршлаг. Ситуация возникла внештатная.
- Ты чего батя?!!! Эй-й-й! – заорали все, и Виктор отнял у деда
двухстволку.
- А-а-а-а-а-а-а заяц гаденышь! Убъю курву! – заревел дед – Уйдет ведь!
…А-а-а-а! Уходит гад!... Витя бей!....
Виктор высунулся с ружьем из окна со своей стороны, с дико увлеченной
физиономией, прицелился, выстрелил и не попал.
- Ну, куда ж ты стреляешь, га? А ты куда рулишь? – яростно заорал дед и
вскакивая, хватаясь за баранку, резко дернул руль – Вот так вот надо!
Уазик дернулся, вильнул, Виктор выстрелил и уронил ружье в снег, едва не
вывалившись сам.
- Ты чего батя? Ты че-е-его-о-о-о? – заорал Виктор.
Дед забился на своем сиденье в истерике, маша руками и ногами: «Два
болвана! Один стрелять не умеить, другой машину вести по-человечески!...
Вперед гони, потом ружье подберем! ».
Заяц стремительно скакал по снегу, ускоряя ход, «Уазик» летел за ним.
- Федор! Бей давай! – кричал дед.
- Ага! - сказал Федор, просовываясь в заднее окно.
Бах! Бах! Перезарядка. Бах! Бах! Результата ноль.
- Дайте же ружье мне, скорее! – орал дед – Уйдеть ведь шкура!
То ли мороз был довольно сильный, то ли крики деда убедительные, но
вменяемые люди ни как не хотели понять, что деду в руки не то, что
оружие, лопату-то давать нельзя. Ружье было передано.
- Зарядил? – спросил дед, обернувшись к Федору.
Раздался залп, лобовое стекло с шумом осыпалось вниз. Это дед опять
нажал курок прямо в машине.
Ситуация, вышла из под контроля.
Посиневший от ярости дед, вращая глазами, орал дико и протяжно и
высунувшись в окно, произвел в зайца залп. Не попал.
После этого, он как-то мгновенно успокоился, вернулся в кабину, закрыл
окно, и как ни в чем не бывало, стал тихо и спокойно смотреть вперед,
как будто просто был участником экскурсии по родному Подмосковью. Ружья
в его руках не было.
- Ты батя, чего творишь? – кричал напуганный Иван, втянув голову в плечи
и судорожно крутя баранку – Ружье где?
- Куды ты вихляешь так, га? Ружье-б никто не смог удержать! Тебе только
на козе верхом скакать! – снова завизжал дед, нападая на Ивана.
Заяц ловко дернулся в сторону и поскакал в лес.
Роман и Вова с выпученными глазенками, в шоке застыли на заднем сиденье.
Мотор был заглушен. Деда, почти с боем вынули из машины и кое-как
привели в чувство.
Наконец все угомонились, собрали ружья. Припарковали машину в лесу и
пошли пешком.
- Да и заяц-то какой-то мелкий был, как блоха, если, по совести сказать
– утешал себя дед – Только патроны зря извели!
- Ага! И машину изуродовали! – сказал Иван обиженно.
- Ды ты водить сначала научись! – набросился на него дед.
- Ладно вам, хватит шуметь – одернул их Виктор – Смотрите следы!
- Это вроде как следы кабана – сказал Федор – Только странные какие-то.
Ладно, пошли по следу! Тихо всем! Кабан – зверь чуткий! Веткой
хрустнешь, и нет его.
- Э-э-эх Федя! Ну какой жа ты охотник? Кабана загонять надо! – бубнил
дед – Вона помню в 1977 году, в Завидово, на охоте с министром были, так
мне поручили кабана загонять. Палку дали, я ходил и по деревьям стучал,
а они все на вышках сидели…Километрах в семи от меня…. Убили тогда
одного зверя. Мне министр, благодарность объявил! Так и сказал –
благодарность тебе Степаныч, что с нами на вышках не сидел!
Иван, Виктор и Федор лукаво переглянулись, но ничего не сказали.
Через какое то время, впереди, в кустах послышалась какая-то возня.
- Тихо! – показал всем застывший на месте Иван и стал показывать
знаками, что, мол, окружаем зверя.
Дикий крик Чинганчгука взорвал тишину зимнего леса: «А-а-ату-у-у-у
его-о-о! » - заорал дед и схватив какое-то полено, стал яростно бить им
по стволам.
Такого поворота событий охотники не ждали.
Зверь дернулся из кустов и побежал прочь.
- Стой Степаныч! Что ты делаешь? – огрызнулся на него Федор – Вперед
все!
Охотники ломанулись за зверем. Впереди все было тихо.
- Залег где-то тут, - прошептал Виктор.
Они, по следам стали аккуратно продвигаться вперед.
Тут из небольшого овражка стремительно выскочила серая коза.
- Стреляй! - заорал Степаныч – Чаво ждете?!!!!!
- Да погодите! – перебил Федор – Не пойму, откуда в лесу зимой коза?
- Стреляйте! Энто ж дикая! Вы, что диких коз не видели? Вона, глядите,
серая она! Дикая она! Стреляйте! – трубил дед.
- Ну, чего делать будем? – спросил Иван Федора – Вдруг чья-то?
- Да откуда бы ей взяться? Рядом-то поселков кроме нашего нет –
задумчиво проговорил Федор.
- Э-э-эх вы олухи! – проорал дед, треся одним ухом на ушанке, выхватывая
двухстволку у Виктора.
Бах! Бах! Огромная ветка с дерева, обрезанная выстрелами Степаныча упала
метрах в пяти от козы.
- Степаныч, ты ее чего, придавить решил? – ехидно спросил Федор.
- Стре-е-еля-я-я-яйте! – надрывно протянул дед.
Коза побежала по просеке и остановилась в метрах ста от друзей.
- Давайте поймаем ее! – предложили внуки – Скрутим и на дачу привезем!
- Да, это дело! – сказал Федор – Поймаем, потом и решим, что с нею
делать.
Через полчаса мучений, коза была поймана, привязана за рога, и приведена
к «Уазику». Стоит заметить, что она в принципе и не сопротивлялась.
- Хорошая какая животина! – сказал дед, по хозяйски осматривавший козу –
Мяса в ней пуда четыре, поди…Зорька! Зорька!
Друзья стреножили животное и усадили его в багажный отсек машины.
Все погрузились в «Уазик» и поехали домой.
- Хорошая коза! – повторял дед и уже все видимо, про себя решив, добавил
– Хоть и дикая, а не строптивая! Будеть у меня жить! Сена в колхозе
достану! Будем с бабкой молоком вас угощать!
- Ну, как поедем напрямик? – спросил Иван.
- Дык, энта, как яво…. зачем на прямик? Вона за тем деревом сворачивай в
лес, по просеке проедем и выскочим прямо у реки! Я тута кажную ветку
знаю! – сказал довольный дед, радуясь трофею.
- Батя, за тем деревом овраг и ручей, брод на следующей просеке! –
сказал Виктор.
- Ты энта, поучи меня ишшо, а то я не знаю…Говорю за энтим деревом
сворачиваем – злобно сказал дед.
- За этим, так за этим… - произнес Иван и на полном ходу въехал в
просеку.
«Уазик» быстро скатился в овраг и немедленно застрял в ручье по самые
«уши». После многочисленных попыток выехать туда-сюда, мотор заглох.
- Говорил же я…брод на другой просеке…. – обиженно сказал Виктор – Чего
теперь делать будем? Где трактор искать?
- Говорил-говорил… - передразнил его дед – Ну перепутал я…. Кабы лето
было, листва, дык я ба определил, то энто дерево или нет…. А так зимой,
откуда я знаю, все деревья одинаковые….
- Ну, кто за трактором пойдет в колхоз? – спросил Иван – Понятно! Ответа
нет! Значит, идти нам с тобой Витек.
Вернулись они через час на тракторе, благо попалась до колхоза попутка.
«Уазик» вытянули, колхозный тракторист получил на поллитра «чая» и
бешено довольный умчался в родное гнездо.
Перед воротами садового товарищества «Уазик» встретил грустный и синий с
будуна сторож Шурик, по кличке Шрек.
- Вы где стекло потеряли? – спросил он Ивана.
- Да на охоту ездили, случайно разбили, - ответил Иван.
- На охоту? Далеко? – отрешенно спросил Шрек.
- Да нет, тут по округе, - ответил Иван.
- Ну и как, подбили кого? – спросил Шрек.
- Да подбить не подбили, - начал было Иван, но Шрек его перебил – А у
меня коза ночью из сарая убежала!
- Искал ее, искал…весь день и все без толку, - проговорил Шрек чуть не
плача, - Вы ее в лесу не видали случайно? Зорьку мою?
Окно «Уазика» с шумом открылось: «Нет! Не видали! » - коротко произнес
дед и так же быстро захлопнул окно.
Из багажника раздалось жалобное: «Ме-е-е-е! …».
Это коза учуяла своего настоящего хозяина.
- Зорька! Зорька! Нашлась! - не веря своим глазам, залепетал Шрек.
Окно распахнулось: «Нет здесь ее! » - сказал дед и тут же закупорился
обратно.
- Какая окраска козы была? – спросил Виктор Шрека.
- Так как, какая? Серая с белым, - ответил Шрек.
Окно распахнулось: «Нет такой у нас! У нас полностью серая! » - выпалил
дед и со злостью захлопнул окно, и похлопывая Ивана по плечу сказал:
«Поехали, поехали уже…».
- Подожди батя! Пусть Шурик глянет, его это коза или нет, - сказал Иван,
вышел из машины и распахнул дверь багажного отделения.
- Зорька! Это ж моя Зорька! Да любой же подтвердит, - радостно заговорил
Шрек и полез к козе чуть ли не с поцелуями.
Дед, злобно нахохлившись, сидел и не поворачивался, вид был у него
такой, как будто его козу, которая прожила у него много лет, уводят
прямо из стойла.
Тут небольшой лучик радости осенил лицо деда.
Окно распахнулось: «Сашко! Ты энто, таво, как яво…. кхмммм…. Мы-то тебе
козу привезли, а ты нам магарыч не забудь! » - стараясь быть
миролюбивым, проскрипел дед и закупорил окно снова, тут же снова открыл
и добавил: «И молока две банки! ».
До позднего вечера, на участке деда слышались песни революционных лет, в
исключительно противном исполнении…
The end.
Ждем отзывов doncossack@narod.ru.

Вчера<< 22 февраля >>Завтра
Лучшая история за 16.10:
В 1985 году космонавты Джанибеков и Савиных реанимировали обесточенную орбитальную станцию "Салют-7". До сих пор этот полет считается самым сложным в истории космонавтики. Было нарушено энергоснабжение станции, она не выходила на связь. Для ремонта были посланы Джанибеков и Савиных на корабле «Союз Т-13». Пристыковались, взялись за ремонт. Ремонт происходил примерно так: вынимался какой-то блок, проверялся тестером, нормальные возвращались на место, неисправные заменялись. И вот, после замены очередного блока, Джанибеков отчетливо услышал за спиной спокойный голос: "Здорово, отцы!". Первая мысль у него была: "Все, песец, прощай, космонавтика - у меня поехала крыша". Потом заметил, что и у Савиных побелел нос. Это несколько успокоило - сразу читать дальше
Рейтинг@Mail.ru