Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
16 августа 2000

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Скандал в квартале "красных фонарей" Антверпена. После в общем-то случайного
посещения его ночью, на следующий день утром мы попали туда вновь. На улице,
достаточно грязной и серой, стояла маленькая толпа девиц в "домашней" одежке:
халатики, полотенца вокруг тел, драные колготки и т.п. Девицы все - темно-
(но не черно-) кожие, небольшого роста, крепкобедрые, черно- или крашеноволосые,
грудастые. Происхождение неясно, возможно Индонезия какая-то. Верещат, перебегают
с места на место, указывают друг на друга ногтями, некоторые, - возможно, в знак
протеста, - выплескивают на улицу из своих каморок, точнее, из тех самых
окон/дверей, за которыми стоят в боевой раскраске ночами, какую-то жидкость,
вроде бы не мочу. Причина возни - непонятна. Вокруг стоят несколько прохожих,
исключительно мужики, что-то со смешками комментируют, обращаясь в том числе
и к нам, на фламандском. Мы, естественно, не врубаемся. Утро прохладное
и пасмурное, а девицы шастают полуголые.
Через некоторое время откуда-то появляется нечто, выглядящее как мадам бандерша:
крепкотелое, еще более грудастое, чем девицы, пышные темные волосы, корсет,
юбка до середины полных голеней, туфли на каблуках, лицо странное.
БА, ДА ЭТО МУЖИК! Это нечто подходит к девицам, что-то им говорит, - не громко
и не резко, - и все постепенно успокаивается.
Наше объяснение ситуации: "Профсобрание. А это профорг пришел. А может и парторг".
Про Амстердам - в другой раз.
Есть у меня приятель, Костя, славный мужик, добрый такой... Посмотришь на него
и сразу вспоминаешь формулу площади круга, ну очень уж круглое лицо у него,
улыбчивое такое, ну просто герой русских сказок. Как-то завалились мы большой
компанией к общему знакомому, а у того дочка пятилетняя, первый раз Костю увидела.
Посмотрела на него и говорит задумчиво: "Какое у дяди Кости ЛИЧИКО хорошее,
кругленькое такое". На что дядя Костя не менее задумчиво произнес (наболело,
видимо): "Ну хоть один человек по человечески сказал - личико, а то все -
ебало, ебало..."
Тут много было сказанно о женской логике, а я хочу рассказать о мужской....
Возвращаюсь осенним вечером домой. Захожу в марщрутку, сажусь. На свободной
место рядом плюхается мужчина, и так быстро, что я не успеваю выдернуть
из под него часть моего пальто. Я так вежливо к нему обращаюсь, мол, не могли бы
вы привстать, я достану пальто. Он так отрешенно смотрит на меня, молча встает,
я быстро поправляю свою верхнюю одежду, но в это время с плеча соскальзывает
ремешок от сумки и мужчина благополучно на него садится. :-) Я опять к нему
обращаюсь с той же просьбой приподняться, и тогда он выдает обалденную фразу:
"Девушка, хорошо, что вы шашку с собой не носите" 8-))
Разговор у ксерокса.
Девушка про ксерокс:
- Блин, да не могу я его сделать.
Парень:
- С ним надо ласково, как с мужчиной!
Девушка, отходя от ксерокса:
- Делай сам!
Парень, довольным голосом:
- Ну сделал же!
Девушка:
- Как у тебя хорошо-то с мужчинами!
Из оговорок "по Фрейду" :-)

Жена стоит, задумчиво потирая одну ногу о другую.
Я, наконец, не выдерживаю - "Чего ты там трешься?", спрашиваю.
"Да у меня два пальца между ног зачесались", говорит.
Произошла эта история где-то в 92-93 году. Только-только начиналось развитие
рыночной экономики, палатки, ларьки и прочие признаки российского развивающегося
капитализма.
Герой истории учился с нами на одном потоке в Тульском политехническом
институте. Сам он был из-под Брянска, но к моменту повествования перебрался
с отцом в Тульскую область. Жил в селе Пахомово, каждый день мотаясь на электричке
в Тулу, на учебу. Звали мы его Леликом, совместив имя Анатолий и фильм Гайдая.
Начитавшись книжек про западный образ жизни, где герои постоянно пьют джин
с тоником, решил Лелик приобщиться к загнивающему капитализму. Надо добавить,
справедливости ради, что ни о джине, ни о тонике мы понятия не имели, что это
за гадость и с чем ее едят. Купил он в палатке две бутылки тоника, приехал домой.
Предвкушая неплохое начало уикэнда, пожарил картошечки, порезал сальца. Под эту
закуску употребил этот самый тоник, но результата не заметил.
Кульминацией истории явилось появление Лелика в институте в понедельник.
Первыми словами были: "ТОНИК НЕ БЕРИТЕ! ОН НЕ НАКАТЫВАЕТ!"
Прошли годы... До сих пор собираемся, выпиваем. Если покупаем запивку - первая
фраза - "Тоник не берите, он не накатывает!"
Те, кто служил в армии в эпоху холодной войны, знают, как трудно было
устроиться служить ну хоть немного поближе к дому.
В одной из частей связи в самом центре Одессы служил хлопец, Изя, подъезд
которого находился напротив КПП его части. И те немногие друзья, которые
пытались ему дозвониться домой, зачастую попадали на его престарелую бабушку,
и слышали примерно следующее:
- Але, что, Изю позвать? Изя пошел в армию, сказал, что будет к семи вечера..
...Еду я как-то в автобусе, жарко, народ нервничает. На переднем сидении сидит
мама с малышом лет пяти. И малыш этот вертится, буянит, хлещет из него вовсю
неуемная энергия. Мама, подогретая то ли общим настроем, то ли жарой, нервно
пытается его успокоить, да не выходит у нее ничего, не реагирует малыш.
И тогда мама как последний аргумент громко произносит:
- Сиди спокойно, а то не буду больше с тобой спать!
На что малец, вдруг замерев на секунду, отвечает:
- Ну и не надо. Все равно папа говорит, что у тебя жопа холодная.......
Эта история произошла, когда я учился в Техническом Институте г. Калининграда
в 1980г.
В то время в нашем ВУЗе училось много студентов с Кубы. Всех иностранцев,
чтобы быстрее учили русский язык, перемешивали в комнатах с нашими студентами.
В одной из комнат жили четверо с нашего потока, двое русских из Клайпеды
и двое кубинцев. История про двух из них, нашего звали Сергей, у кубинца,
не поверите, фамилия была Дуранда.
Полюбился этот Дуранда с одной кубинкой, и была у них страстная любовь. Однако
кубинцы очень уж любили за нашими девками бегать (белые все-таки), что безумно
злило их негритянских пассий. И вот настал момент, когда Дуранда, поддавшись
этой тенденции, поругался со своей чернокожей красавицей. Та в свою очередь
начала применять жесткий прессинг, который выражался в слезах, интригах через
подруг, скандалах и т.д. Дуранда, соответственно, встал в позу, и ни в какую.
Тогда у пассии взыграли темпераментные гены дочери Африки. Она решила обратить
на себя внимание Дуранды своим героическим уходом из жизни или его имитацией
(история умалчивает). Выпивает она бутылек каких-то чернил или еще какой
гадости и в итоге оказывается в больнице с сильнейшим отравлением. Дуранда
в трансе, сам не свой, не ест, не пьет, не говорит. Короче, сам на себя не похож.
Наш Серега, верный принципам интернациональной дружбы, интересуется
у соседа-Дуранды: "Что с тобой, черный брат?". Тот как на духу расписывает
ему всю ситуацию, рассказывает о своих запоздалых душевных переживаниях, муках
совести, о том как он себя нехорошо вел, был мудаком и о том, что только сейчас
он понял как она ему дорога и что ему просто крайне необходимо попасть к ней,
чтобы извиниться и помириться, а врачи гады не пускают.
Серега - добрая душа проникся чужим горем и решил помочь, а на ум ничего лучше
не пришло, чем предложить Дуранде заболеть и тоже лечь в больницу к даме.
А там уже дело техники. Осталось решить, как быстро и эффективно заболеть.
Как и все советские люди, имея богатый обобщенный опыт отмазок от армии,
Серега предлагает Дуранде идти в санчасть и продемонстрировать там определенный
набор симптомов, который неумолимо покажет на заболевание почек, затем потребуется
сдача мочи и вот тут-то и надо будет сделать ход конем. Капнуть в мочу каплю
крови. После результатов анализов его положат в больницу, а когда там ничего
не найдут, то отпустят. Все легко и просто.
Дуранда делает все как посоветовал мудрый русский друг и ждет, когда его положат
к пассии. А в это время (не забывайте, расцвет застоя) собирается городской
консилиум для обсуждения чрезвычайной ситуации. Как же, иностранный студент
и такие опасные симптомы. Короче, думали они, думали, и вынесли вердикт - острая
форма гнойного аппендицита, требующая срочного хирургического вмешательства.
В общагу приезжает скорая, укладывают счастливого Дуранду на носилки и везут
в больницу, там его уже ждет бригада, которая хватает его и везет в операционную.
Только тут Дуранда начинает понимать, что ситуации выходит их под контроля
и спрашивает: "а что, собственно, происходит?". Ему, естественно, объясняют, что
он в полушаге от смерти и если операцию не сделать сейчас же, то кранты.
Видя такой расклад, Дуранда, не долго думая, соскакивает с каталки и бегом куда
глаза глядят, решив, что любовь любовью, а так не договаривались. Все в шоке.
Смертельно больной иностранный студент отказывается от лечения. На ноги
поднимается половина городской милиции, оцепляют все общаги, учебные корпуса,
вокзалы, идут на квартиры, где он может спрятаться, всех, кто его знает, просят
оказать содействие. Короче - война и немцы. В итоге, поймали его через 6 часов
под какой-то кроватью в общаге. Свои сдали. Здоровые санитары привязали его
к носилкам, вынесли из общаги и на стол. Через два часа Дуранда оказался
без аппендицита. И что самое прикольное, резали его не в той больнице, где
лежала пассия.
(c) Игорь Гиндин

Мой знакомый, бывший новый русский - в прошлом московский, а ныне
израильский - рассказал о своих первых шагах в бизнесе. Вот, от его имени,
чтобы не конвертировать из первого в третье лицо.

- Тогда, десять лет назад, я был совладельцем единственного в Москве
совместного российско-чукотского предприятия. Все ловили каких-то
третьесортных американцев, а я подумал, что от чукчей пользы больше выйдет.
Все продавали компьютеры, а я получал с Чукотки отличную, экологически
чистую рыбу и отдавал в качестве оплаты всякую технику, одежду - словом,
все, что им там было нужно, а нужно было именно все, потому что СССР, а
потом и РФ, кроме алкоголизма тамошнему населению не дало ничего. Я к ним
ездил, видел как живут. И дело, кстати, шло отлично, года три подряд, пока
тамошние совладельцы не решили, что уже заработали достаточно и за неделю
пропили все активы, пассивы и основные фонды, включая факс и два дырокола.

Hу, это потом. А пока деньги крутились, товары шли, а вместе с товарами на
Крайний Север занесло журнал, в котором какой-то идиот тиснул статью об
охватившем весь Китай буме - моде на так называемые "биологически активные
препараты" - всякую дрянь, якобы повышающую потенцию. Для Китая, сами
понимаете, товар прямо-таки первой необходимости и платят за это
жульничество китайцы бешенные суммы. А относятся к этим препаратам, кажется,
рога панды... нет, панда это не олень... ну, вы меня поняли... корни
женьшеня и много чего еще, но главное - ПЕHИСЫ МОРСКИХ КОТИКОВ-ХОЛОСТЯКОВ!
Именно холостяков, не знаю, почему, и как отличить их от женатых, не паспорт
же спрашивать.

Мои содиректора моментально собрали бригаду, вооружились ножами и за неделю
лишили мужского достоинства половину котиков чукотского побережья, не
разбираясь в семейном положении. После чего забили пенисами холодильник и
поняли, что срезать не главное, главное как-то реализовать. А так как Москва -
самая близкая к Китаю точка России, эту обязанность меня попросили возложить
на себя.

Как реагировала на факсы типа "узнайте, нужен ли международный сертификат
качества на @#уй" моя молоденькая секретарша, я не знаю. Как реагировала моя
жена на звонки секретарши "это референт вашего мужа по вопросу о пенисе"
знаю, но не расскажу. Тем более, что все это ерунда по сравнению с реакцией
отдела по борьбе с наркотиками и терроризмом Федеральной службы
безопасности - именно туда попала партия образцов товара, высланная мне
чукчами для представительских целей.

Hе представляю, чем могут пахнуть замороженные половые органы. Hо собака,
обнюхивавшая багаж в поисках взрывчатки и марихуаны, устроила форменную
истерику и, говорят, навсегда потеряла нюх и веру в добро.
Чемодан-холодильник изъяли, доставили в ФСБ, а вскоре туда притащили и меня.

Молоденький лейтенант надел пластиковую перчатку, поднес к моему носу черный
стержень и спросил:
- Это что?
Я решил колоться:
- Пенис.
Лейтенант задумался, полистал какую-то брошюру, очевидно, список
наркотических или взрывчатых препаратов, ничего не нашел, поэтому вернулся
к допросу:
- А как его используют?
- Э... Как обычно, наверное... Я-то лично не пробовал... То есть, что
я говорю, пробовал, конечно, но не...
- Значит, употреблял лично! - обрадовался лейтенант и сделал пометку в
блокноте.
- Да нет! То есть, да, лично, но не такой же, а, как бы это сказать...
- Существует несколько разновидностей, - дополнил записи лейтенант. -
Продемонстрировать способ применения можете?
- Как? Hе в одиночку же...
Следователь вписал несколько предложений, из которых я успел прочитать
только "... не в одиночку, а составе группы соучастников". После чего пожал
мне руку, посоветовал не покидать город и выпроводил до следующего допроса.
Он уже видел себя капитаном. Я видел себя зеком.

Два дня я протрясся от ужаса. Мне казалось, что меня прослушивают,
просматривают, пронюхивают, обыскивают. Жена говорила, что ни до, ни после я
не был таким отличным любовником. Hаверное, реакция на страх. Это был мой
персональный реквием по утраченному половому достоинству чукотских
водоплавающих.

Второй допрос проводил уже другой гебист. Во-первых, майор. Во-вторых, судя
по всему, специалист по международному терроризму. Для начала он лениво
сообщил мне, что в Hикарагуа взорван автомобиль Хулио Эсмеральдо.
- А кто это? - спросил я.
- Hеважно. Hо человек погиб.
Я не знал, сочувствовать или поздравлять, поэтому промолчал.
Майор выложил на стол чемоданчик все с теми же проклятыми образцами. Между
прочим, холодильник холодильником, но они уже начали попахивать.
- Мы, в принципе, все уже знаем, - сказал майор. - Hо хотели бы выслушать
вас. Перед очной ставкой. С владельцем, - и кивнул на чемодан.
Я представил очную ставку с кастрированным морским котиком и протащился.
- Как, кстати, здоровье Алексея Грибницкого? - неожиданно поинтересовался
следователь.
- Впервые слышу о Гребницком.
- Вот видите, и это мы знаем, - он удовлетворенно откинулся в кресле.
- Можно закурить?
- Можно. У нас, - он обвел рукой кабинет, - демократия. Между прочим, почему
вы бросили инженерно-строительный факультет?
- Я не учился на инженерно-строительном.
- Hу вот. Кое-что прояснилось.

В этот момент позвонил телефон. Майор выслушал, сказал: "Пришло заключение
эксперта. Посидите пока", и вышел. Товар он оставил на столе.

Я сидел полчаса. Борясь с желанием уничтожить вещдоки. Съесть, как шпион
записку. Hо чемодан @#ев - это вам не листок бумаги. Я пытался представить,
что со мной сделают. Hаверное, выдадут разъяренным гринписовцам. Что со мной
сделают они, я даже представлять не стал. Только порадовался, что у меня уже
есть дети.

Майор вернулся, подписал пропуск и сухо сказал:
- Прощайте.
- Я свободен?
- В пределах разумного. Кстати. Заберите товар.
- А что с ним делать?
- Мусорный контейнер во дворе налево.
Когда я стоял на пороге, он спросил:
- А вам их не жалко?
- Выбрасывать?
- Hет. Когда резали, не жалко было?
- Это не я.
Майор мотнул головой:
- Я тут просто представил, что... Ох. Идите отсюда.

... Вот. Больше меня не трогали.
А с реализацией, кстати, ничего не вышло. Потому что выяснилось, что товар
надо было каким-то специальным способом сразу обработать, чтобы он не
потерял целебные свойства. А в таком виде он никому не нужен. И центнер
ценнейшего биологически активного материала отправился прямиком в Северный
ледовитый океан. Представляю, какой там, на дне, был ажиотаж.

Вскоре наша фирма распалась. А ко мне надолго приклеилось определение
"#$евый специалист". Потом я уехал в Израиль. Очень бы хотел описать эту
свою профессиональную страницу в рабочем резюме, но не знаю, как перевести
на иврит без потери нюансов.

(c) http://www.geocities.com/Broadway/Wing/4956/ Игорь Гиндин

Вчера<< 16 августа >>Завтра
Лучшая история за 07.09:
Мэр Квебека отказывается убрать свинину из меню школьных столовых и объясняет, почему:

"Мусульмане должны понять, что они должны интегрироваться и научиться жить в Квебеке. Они должны понять, что это они должны изменить свой образ жизни, а не канадцы, которые так щедро приветствовали их.

Мусульмане должны понять, что канадцы не расисты, не ксенофобы. Канада приняла много иммигрантов, прежде чем мусульмане появились здесь. Так же, как другие народы, канадцы не готовы отказаться от своей идентичности или своей культуры.

И, если Канада приняла кого-то на свою землю, то это не мэр приветствует иностранцев, а канадский народ в целом. И, наконец, они должны понимать, что в Канаде (Квебеке) с его христианскими корнями, новогодними елками, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru